Страницы из истории живописи: как художники на своих полотнах «мстили» заказчикам - RadioVan.fm

Онлайн

Страницы из истории живописи: как художники на своих полотнах «мстили» заказчикам

2022-11-02 21:12 , Минутка истории, 303

Страницы из истории живописи: как художники на своих полотнах «мстили» заказчикам

Взаимоотношения между заказчиком и клиентом – штука тонкая, и в особенности ярко это можно проследить в художественном мире. Ранимая натура художника и вовсе была причиной многих столкновений с клиентами. Различия во вкусе, идеологии, видении мира, а ещё самая обычная неспособность принимать критику в свой адрес приводили к самым неожиданным последствиям. Сегодня мы расскажем о трех по настоящему великих художниках, которые по изощренно «мстили» своим заказчикам – и было за что.

Микеланджело Буонарроти

Произведения Микеланджело и по сей день остаются одними из наиболее выдающихся. Взять хотя бы его «Давида» или росписи, которые он сделал в Сикстинской капелле, что создали его репутацию, как самого настоящего мастера изобразительных искусств. Однако его талант был не единственным, что делало его известным и популярным. В «Страшном суде», который является частью росписи в Сикстинской капелле, есть маленький, но интересный нюанс. На фрагменте присутствует достаточно смелое представление одного человека.

Историки достаточно долго задавались вопросом, кем на самом деле мог быть этот персонаж. Некоторые считали, что это мог быть папа Климент VII, другие – что кто-то, максимально близкий к религии. У самого художника с семьей Медичи, к которой и относился новый папа, были достаточно теплые и близкие отношения. Если упустить из виду момент, когда он предал их, однако был за это вскоре прощен. В то время художник рисовал четверку самых известных лиц, среди которых было трое представителей семьи Медичи, с которыми он тесно контактировал, пока вел работы в Сикстинской капелле. А потому не удивительно, что в первую очередь искусствоведы подумали именно о них, однако были не правы.

Обвинения на Микеланджело посыпались со стороны Бьяджо да Чезена, который был папским церемониймейстером при всех трех папах, которые относились к известной итальянской семье. Картину «Страшный суд» художник завершил, когда при власти был папа Павел III, ставший приемником Климента VII, и получавший образование непосредственно при его дворе.

Согласно работе Нормана Э. Ленда, который рассказывал историю и причину конфликта между этими двумя персонажами, Бьяджо изначально выступил как противник этой фрески, резко критикуя её за большое количество обнаженных персонажей, говоря о том, что художник слишком легкомысленно относился к своей работе. Однако это было не так.

Услышав об этой критике, Микеланджело решил изящно отомстить своему обидчику. Так на фреске появился фрагмент с изображением обнаженного мужчины, которого за гениталии кусает змея. Однако и этого было недостаточно, и, чтобы нанести Бьяджо больше оскорблений, он изобразил его лицо с демоническими чертами, а также наградил его ослиными ушами.

Таким простым росчерком кисти художник сумел поставить на место человека, рискнувшего оскорбить его творчество. Говорят, что кардинал Чезена пытался добиться того, чтобы этот кусочек фрески был уничтожен, обратившись с соответствующей просьбой к самому папе римскому. Однако ему не повезло: Павел III, как и его предшественники, был в очень хороших взаимоотношениях с Микеланджело, а потому выступил на защиту «Страшного суда».

Если кратко, то папа сказал, что его влияние широко, однако распространяется только на землю и небо, но не на Ад, который буквально был продемонстрирован на картине, а потому он, даже если бы хотел, не мог бы вызволить Чезену из этого унизительного плена.

Это был первый раз, когда к Бьяджо обращались с таким неуважением за всё время его службы при папском дворе. И только пройдя через позор, который организовал ему талантливый и обидчивый художник, он сумел понять, что Микеланджело, учитывая обширные связи, которыми он оброс за время своего творчества, был и оставался неприкасаемым.

Эдуар Мане

Клиентами этого художника были в основном очень богатые личности, которых смело можно назвать «искушенными». В свое время присоединившись к течению реализма, Мане написал несколько картин, которые называли противоречивыми. А все потому, что они демонстрировали обнаженные фигуры богатых и влиятельных особ. Мане имел весьма негативное отношение к классовому и экономическому неравенству в обществе, а также с презрением относился к тому, что богатые считали себя выше остальных, почти что неприкасаемыми. А потому его произведения искусства стремились передать тот факт, насколько этот гонор и спесь не соответствовали действительности.

Эдуар Мане. Завтрак на траве, 1863г

«Завтрак на траве» был написан как раз для того, чтобы привлечь внимание общества к этой проблеме. Некоторые фрагменты картины, которые демонстрировали обнаженных персонажей, были созданы с той целью, чтобы высмеять высший класс общества, сбить с них спесь. Мане хотел, чтобы эта картина была чем-то вроде зеркала и отражала тех людей, которые будут на неё смотреть – внешне порядочных и зажиточных, однако таких, которые ничем не отличались от обычных людей.

Реализм буквально отвергал стандартные, традиционные для классики нормы в искусстве, находясь в поиске иного, достаточно грубого и прямолинейного, подхода. А потому люди на картине не выглядят так, будто находятся в единении с окружающим фоном и ландшафтом. Разумеется, Мане изобразил их максимально реалистично, но при этом, глядя на них, не складывается впечатление, что они являются частью той обстановки, которая разворачивается на фоне. На заднем плане можно увидеть женщину, купающуюся в воде – образ, который потряс многих зажиточных людей того периода.

Этот, как и другие образы, Мане добавил, чтобы буквально увеличить количество соли на ране у его будущих зрителей. Однако затем художник опроверг теорию о том, что девушка на заднем плане принимала ванну. Когда его спросили, что делает этот персонаж, Мане, не задумываясь, ответил, что девушка справляет нужду, чтобы сделать полотно ещё более оскорбительным. Этот образ он добавил специально, чтобы вызвать чувство шока у людей, которые посещали выставки в Салоне, чтобы любоваться простыми и понятными картинами.

Не меньшим оскорблением стала и раздетая дама, сидящая с двумя полностью одетыми джентльменами, когда её одежда небрежно разбросана вокруг. Сам художник считал, что его персонаж голый, а не обнаженный. Термин «обнаженный» Мане рассматривал как некоторое близкое к идеалу, естественное состояние человеческого тела, например, как на картине Франсуа Буше «Блондинка-одалиска». При этом девушка на картине самого Эдуарда выглядит манящей кокеткой, которая призывает к ней присоединиться, используя при этом свою наготу.

На самом деле, единственной причиной, по которой на его картине вообще появилась голая девушка, заключалась в том, что Мане часто критиковали за отсутствие изображений обнаженных тел. А потому, примерно за год до того, как «Завтрак на траве» был закончен, он сказал своему другу, Антонену Прусту: «Хорошо, я добавлю на свою картину обнаженную натуру. Тогда меня, очевидно, разорвут на куски. Впрочем, меня не волнует, что скажут о моей картине». По этому краткому высказыванию становится очевидно, что Мане не слишком заботило мнение богатых людей о нем и его творчестве.

А потому он предпринял попытку высмеять то, что богачи обычно видят в Салоне, поскольку это отличалось от того, как они выглядят на самом деле в своей жизни. Он даже развернул девушку в сторону публики, а ещё выставил напоказ её испачканную ногу, которая только подливала масла в огонь. Технически, эту часть мало кто рассматривал, однако реакция зрителей была очевидна, демонстрируя, насколько лицемерным было общество того времени. А потому не удивительно, что вскоре после негативных отзывов картину изъяли из Салона.

Однако на этом шокирующие произведения у Мане не закончились. Ещё одним таковым стала «Олимпия». Удивительно, но это полотно выставлялось в Салоне, а потому зрители были крайне возмущены. Произведение вызвало такой большой ажиотаж, что пришлось перевесить картину выше, чтобы зрители, шокированные и встревоженные увиденным, не испортили полотно. А всё потому, что «Олимпия» демонстрировала честный, правдивый образ куртизанки того времени.

Эдуар Мане. Олимпия, 1863г

Почему это оскорбило посетителей? Потому что картина была слишком правдивой. Мужья многих жен на самом деле спускали большую часть собственных денег именно на куртизанок, проводили с ними время чаще, а также ценили их намного больше, чем собственных жен. Картина демонстрирует даму прекрасной, очаровательной и элегантной, такой, к которой в действительности бежали мужья дам из высшего света, что были превращены в зажатых и закомплексованных. Мане не мог удержаться, чтобы не нарисовать столь честный образ. Подобно «Венере Урбинской» Тициана его картина буквально говорит: «Да, девушка на ней лучше вас, и она об этом прекрасно знает». Художник без особых усилий сумел изобразить жрицу любви подобно богине, а своих зрителей, падких на простые соблазны, тем самым умудрился тонко унизить.

Диего Ривера

Супруг Фриды Кало занимался проектированием и воплощением в жизнь фрески в Нью-Йорке, которая была специально заказана Рокфеллерами. Ему, определенно, удалось подарить им самое настоящее произведение искусства. Однако к тому моменту, как он прекратил работу над фреской, он сумел продать Рокфеллерам вовсе не то, что они заказывали изначально. Предполагалось, что Диего создаст рисунок в Рокфеллер-центре, который будет демонстрировать, насколько капитализм доминирует над социализмом. Богатая семья была бесконечно увлечена этой идеей, а потому с легкостью утвердила набросок под названием «Человек на распутье», давая возможность Ривере начать работу над фреской.

При этом Рокфеллеры знали, что Диего был коммунистом, но даже не предполагали, что это может стать проблемой во время исполнения заказа, ведь полагались на то, что им будет заниматься известный и весьма популярный художник с мировым именем.

Диего Ривера. Человек на распутье

По своей сути, Ривера действительно создал то, о чем его просили. И всё было хорошо ровно до тех пор, пока New York World-Telegram не заявили о том, что работа, над которой трудился художник, была антикапиталистической. Это было большой ошибкой, поскольку Ривера, будучи весьма обидчивым художником, в конечном итоге, продемонстрировал своё пренебрежительное отношение к репортерам этой газеты и решил своими действами только усилить полемику вокруг фрески. В результате образ центрального персонажа он преобразовал в Ленина, а ещё изобразил на фреске первомайский парад.

В конечном итоге, это понесло за собой весьма неприятные последствия, ведь работа располагалась непосредственно в вестибюле RCA, здания, которое целиком и полностью принадлежало Рокфеллерам, что были капиталистами до мозга костей.

Рокфеллеры попросили Диего переделать фреску, однако тот отказался. Из-за этого оригинал был закрыт с помощью защитного экрана, а художника, который стремился закончить работу так, как он её видел, отстранили. Однако свои идеи до конца ему удалось продемонстрировать в другой работе под названием «Человек, управляющий Вселенной», которая была создана в Мексике.

Эта богатая семья, владеющая если не самым, то одним из самых больших состояний в мире, разумеется, придерживалась капиталистических взглядов. Точно неизвестно, намеренно ли Ривера воспользовался возможностью и таким заказом, чтобы разместить пропаганду коммунизма в их здании. Это не обязательно должна была быть месть самим Рокфеллерам или прессе Нью-Йорка, однако таким образом он демонстрировал свою точку зрения всем окружающим. А потому его позиция максимально схожа с точкой зрения Мане, когда тот рисовал свой «Завтрак на траве».

Лента

Рекомендуем посмотреть