Певец радости хлебнул и немало горечи: страницы из жизни Мартироса Сарьяна (часть 1) - RadioVan.fm

Онлайн

Певец радости хлебнул и немало горечи: страницы из жизни Мартироса Сарьяна (часть 1)

2022-05-05 21:28 , Минутка истории, 212

Певец радости хлебнул и немало горечи: страницы из жизни Мартироса Сарьяна (часть 1)

Певец радости, он хлебнул немало горечи. Жизнь Мартироса Сарьяна контрастна, как краски на его полотнах. С одной стороны — вроде обласканный государством художник, обладатель многочисленных званий и регалий, лауреат Сталинской и Ленинской премий, Герой Социалистического труда, действительный член Академии художеств СССР. При жизни построили музей его имени, широко отмечали его юбилеи, позволяли работать в разных жанрах — и в живописи, и в книжной графике, и в сценографии.

Мартирос Сарьян с женой, сестрой, сыновьями, невестками и внучками

С другой — система всегда чувствовала его оппозиционность, замешанную на внутренней независимости и удивительной творческой искренности. Не случайно две его крупные персональные выставки разделяет целых 20 лет — в 1936-м и 1956 годах. А для художника это вакуум.

Власти не зря перестраховывались. При всем официальном статусе монументальных полотен Сарьяна в них не было и грамма конъюнктуры. Зато присутствовал легкий привкус волшебной мечты, так и не пожелавшей превращаться в непререкаемую догму. Вольная стихия творчества пронизывала все, чем он занимался. Даже в конце 30-х на панно, посвященном счастливой жизни в Советской Армении, он нарушил канон — он не стал рисовать Сталина. Пришлось организаторам ВДНХ ставить скульптуру вождя «на фоне».

Мартирос Сарьян. Натюрморт на фоне Арарата

Он не лез в политику, но был смелым человеком. В 1948-м, когда началось повсеместное шельмование советских художников-«формалистов», Сарьян на каком-то цеховом собрании встал и рассказал «историю из жизни». Речь шла о молодом художнике начала века, который срисовывал свои картины с фотографий, а когда его случайно разоблачили, покончил с собой. Партийные бонзы поняли, в чей огород этот камешек. «Задушим рублем», — шепнул один член президиума другому...

В 1952 году судьба сводит Сарьяна со сверхсрочником погранвойск Тимофеем Теряевым. Работы 33-летнего пограничника из Ростовской области приводят Сарьяна в восторг. По его просьбе Теряева — будущего мэтра донской живописи — зачисляют на второй курс Ереванского художественно-театрального института.

И еще один так сказать краеведческий штрих. Благодаря заступничеству Сарьяна в 60-х годах чудом избежал сноса ростовский Сурб-Хач.

...Между тем, одни вожди сменяли других, а Сарьян продолжал заниматься своим делом — рисовать. Он прожил 92 года, и последняя его картина написана за месяц до смерти, в апреле 1972-го. Дух новаторства не оставлял его и в старости: солнце в правом верхнем углу холста приняло вид новорожденного ребенка, а место подписи занял красный круг. Символ бесконечной жизни — как намек на то, что никто ни с кем не прощается.

Мартирос Сарьян. Сказка, 1972г

Заглавная иллюстрация: Мартирос Сарьян. Автопортрет, 1907г

В публикации использованы материалы kg-rostov.ru.

Лента

Рекомендуем посмотреть