Свидетель трагедии: Леопольд Гащик — поляк, посвятивший свою жизнь помощи армянским беженцам в Алеппо - RadioVan.fm

Онлайн

Свидетель трагедии: Леопольд Гащик — поляк, посвятивший свою жизнь помощи армянским беженцам в Алеппо

2022-04-23 19:48 , Минутка истории, 394

Свидетель трагедии: Леопольд Гащик — поляк, посвятивший свою жизнь помощи армянским беженцам в Алеппо

В архивах, найденных в Ливане, Сирии, Армении, Дании и Швейцарии, были обнаружены фотографии, на которых изображена жизнь армян в Сирии в 1920–1940-х годах после Геноцида. Одним из авторов этих снимков является Леопольд Гащик — поляк, посвятивший свою жизнь помощи армянским беженцам в сирийском городе Алеппо.

Леопольд Юзеф Гащик родился в 1896 году в небольшом городке Бельск (Бельск-Подляски, Польша). Бельск находится в исторической области юго-восточной Силезии, которая в XIX веке входила в состав Австро-Венгерской империи.

Акоб Магакян, 1930-е годы. Снимки Леопольда Гащика. Национальный архив Копенгагена

После начала Первой мировой войны Гащик был призван на военную службу в австро-венгерскую армию. Там он выучился на медика, но также воевал на Восточном фронте и в Италии. Потом его отправили в Османскую империю, где Гащик служил «офицером-аспирантом» в Австрийском Восточном корпусе.

В 1918 году он получил приказ остановиться на заставе Алеппо-Дамаск, где работал переводчиком. Там Гащик впервые столкнулся с османской политикой по истреблению армян, которая была установлена с начала войны. Вдоль железнодорожной линии Берлин-Багдад и между пустыней Дер-Зор и рекой Евфрат османы построили сеть концентрационных лагерей для армян, которые пережили марши смерти.

После окончания войны Гащик не стал возвращаться в Бельск. Он остался в Османской империи, чтобы работать в организации «Помощь Ближнему Востоку», которая помогала греческим, ассирийским и армянским беженцам. Гащик эвакуировал греков и армян из городов Сивас, Сасун, Харпут и Кайсери. Он работал с профессором Иоагеннесом Лепсиусом и собирал доказательства преступлений, совершенных Турцией против армян во время войны.

Армянские женщины в арабской деревне, 1920-1930-е годы. Снимок Леопольда Гащика. Национальный архив Копенгагена

В 1923 году Гащик прибыл в Алеппо, чтобы работать в миссии датчанки Карен Йеппе, которая была членом организации «Датские друзья армян». Тогда Алеппо был одним из крупнейших лагерей армянских беженцев в Сирии. В городе и его окрестностях проживало около ста тысяч армян, которые смогли выжить в концлагерях. Число беженцев только продолжало расти из-за политики Турции, направленной на уничтожение армян.

Миссия Карен Йеппе оказывала помощь женщинам и детям, порабощенным в арабских, турецких и курдских семьях. Около тридцати тысяч армянских женщин и детей стали жертвами похищений и торговли людьми и содержались в мусульманских домах. Они подвергались сексуальному насилию, их принуждали принять ислам и полностью лишали национальной идентичности. Поэтому Йеппе считала, что работа миссии должна быть направлена на возвращение этих людей в армянское общество. Для этого нужно было не только помочь им бежать от угнетателей, но и поспособствовать восстановлению их физического и ментального здоровья, в также обеспечивать их социальные и экономические потребности. Штаб-квартира миссии располагалась в Алеппо. Комплекс состоял из школы, церкви, больницы, кухни, купальни, нескольких мастерских и жилых помещений. Благодаря поддержке местных бедуинов, в городе и его окрестностях было построено несколько армянских деревень, которые впоследствии стали армянскими колониями.

Слева: Леопольд Гащик, Хороме Гащик (жена Гащика), Йоханна Паритси (сестра Гащика). Посередине: Карен Йеппе. Справа: Мистер Кавукджян, Мисак Мелконян, Люся Мелконян и Ханик Гащик (дочь Гащика). Алеппо, 1934 год. Снимок из журнала «Armeniervennen», 5/6 (1934)

Леопольд Гащик работал в миссии секретарем. Он управлял офисом, вел переписки, устанавливал отношения с местными властями и представителями западных стран, а также руководил мастерскими. Еще Гащик занимался подготовкой «Алеппских протоколов» — сборника письменных свидетельств с портретными фотографиями выживших армян, прибывших в миссию. Сечйас Алеппские протоколы — очередное доказательство Геноцида армян со стороны Османской империи. Затем Гащик стал вести учет детей Саакянской школы. Записи состояли из фотографий ребят, их краткой биографии, а также переписок с благотворителями, которые оказывали им финансовую поддержку. Эти заметки говорят о том, что Гащик лично участвовал в сборе средств для помощи нищим армянских детям и их семьям.

Помимо прочего Гащик отвечал за визуальное документирование работы миссии в Алеппо и его окрестностях. Его фото также свидетельствуют о Геноциде армян — на них изображены девушки с татуировками и платками, скрывающими следы от пыток, а также женщины и дети, бежавшие от мусульманского рабства. Гащик также запечатлел работу миссии, повседневную жизнь в лагере в Алеппо, образ жизни армян в колониях — он фотографировал детей в школе, деятельность мастерских по вышивке, церковные службы, то, как возделывали землю и разводили скот, и так далее. В свободное время фотограф снимал сирийские пейзажи, исторические памятники и панорамы Алеппо. Он проявлял фотографии в своем офисе в миссии. Гащик подписывал свои снимки на обороте так: «Photo Leopold/Alep (Syrie)».

Фотографии Леопольда Гащика издавали в специальных альбомах для сбора пожертвований на различные мероприятия миссии. Его снимки также публиковали в журналах в качестве иллюстраций к статьям о работе миссии.

Армянская семья в Алеппо, 1920-1930-е годы. Снимок Леопольда Гащика. Национальный архив Копенгагена

Гащик женился на Хороме (Хермине Аттарян Гащик) — армянской вдове из турецкого города Урфа, чей муж умер во время Геноцида. Хороме вместе с сестрой Леопольда Йоханной Паритси также работали в миссии и руководили мастерской вышивки. Гащик тоже занимался рукоделием — он рисовал узоры на ткани, фотографировал изделия и продавал их за границей.

Благодаря своей жене Гащик начал говорить на армянском языке с урфинским акцентом. Он погрузился в армянскую культуру, отмечал армянские праздники и чествовал традиции. У Леопольда и Хороме была дочь по имени Хани. Она стала учительницей французского и английского в школе Карен Йеппе.

Церковь сорока мучеников в Алеппо, 1920-1930-е годы. Снимок Леопольда Гащика. Национальный архив Копенгагена

После смерти Йеппе в 1935 году Гащик стал директором миссии. Он также писал статьи для журнала «Armeniervennen», в которых публиковались его фотографии. В 1947 году Гащик передал комплекс миссии в Алеппо Армянской Апостольской церкви. Все архивы миссии он отправил в Данию. После этого фотограф начал работать учителем английского языка в школе Карен Йеппе. Дата смерти Леопольда Гащика неизвестна.

Источник: The Armenian Weekly, переводarmmuseum.

Лента

Рекомендуем посмотреть