Талантливый зодчий, педагог и организатор, сыгравший важную роль в становлении архитектуры Армении 1920-30-х годов: Николай Буниатян - RadioVan.fm

Онлайн

Талантливый зодчий, педагог и организатор, сыгравший важную роль в становлении архитектуры Армении 1920-30-х годов: Николай Буниатян

2021-11-30 20:14 , Немного О..., 911

Талантливый зодчий, педагог и организатор, сыгравший важную роль в становлении архитектуры Армении 1920-30-х годов: Николай Буниатян

Николай Буниатян, один из ведущих армянских зодчих первой половины XX века, плодотворно сочетал научно-исследовательскую и педагогическую работу с практической деятельностью. Его творчеству принадлежат исследования и фиксация памятников русского и армянского зодчества, проекты различных гражданских, в большинстве своем осуществленных в натуре зданий, научные труды и статьи. Талантливый зодчий, педагог и организатор, он сыграл важную роль в становлении советской архитектуры Армении 20-30-х годов, в воспитании национальных кадров.

Николай Гаврилович Буниатян родился 7 сентября 1884 года (в некоторых документах — 24 августа /5 сентября 1878 г.) в Тбилиси. После завершения среднего образования в Реальном училище Баку он поступил сперва в Одесское художественное училище, а затем, в 1907 году, на архитектурный факультет Санкт-Петербургской Академии художеств, который с успехом окончил в 1914 году со званием архитектора-художника.

Будучи еще студентом, Буниатян, по рекомендации П. П. Покрышкина, В. В. Суслова и А. В. Щусева, был привлечен к работе по изучению памятников древнерусского зодчества. В 1911—1912 годах он был командирован Петербургской археологической комиссией и Академией художеств в Новоладожский уезд, где им было обследовано и обмерено около 15-ти культовых памятников деревянного и каменного зодчества XV—XVII веков. В 1912—1913 годах Буниатян обмерил церковь Архангела Гавриила (Меншиковская башня) в Москве. Свои обмеры Н. Г. Буниатов, как правило, дополнял красочными акварелями, отражавшими всю гамму тональности строительного материала и колорит природной среды.

Документально-художественная точность обмера, методика его выполнения и техника графической обработки чертежей, получившие в работах Буниатяна высокое совершенство и достойно оцененные научной общественностью России, принесли ему известность.

В 1914 году архитектор привлекается академиком Н. Я. Марром к работам по изучению памятников Древней Армении. В течении двух лет он исследует и обмеряет ряд эпохально важных произведений армянского зодчества в Ани и ее окрестностях.

С 1917 по 1924 год Буниатян работает в Москве, сперва в Управлении Московско-Казанской железной дороги архитектором и производителем работ рабочего поселка на станции Кратово, а с 1922 года — на Первой Всероссийской сельскохозяйственной выставке. Здесь, сотрудничая с главным архитектором выставки И. В. Жолтовским, он выполняет не только обязанности старшего производителя работ на всех постройках, но и строит по своим собственным проектам ряд павильонов, включая и павильон Армянской ССР, выполненный из дерева. В это же время он преподавал в Московском институте гражданских инженеров.

В 1924 году по инициативе Александра Таманяна правительство Армянской ССР приглашает Буниатяна на должность главного архитектора Еревана.

«Предлагаю работать в качестве ближайшего сотрудника – архитектором. Работа интересная. Планировка городов, селений, гражданское строительство», – пишет Таманян Николаю Гавриловичу, своему другу и однокурснику.

Буниатян ответил согласием, в конце апреля 1924 года он приехал в Ереван и был назначен главным архитектором столицы. На этой должности он проработал до 1938 года – свыше 13 лет.

Это были годы его наиболее плодотворной творческой деятельности. Буниатяну пришлось не только организовывать техническую базу для восстановления разрушений после Первой мировой войны, но и закладывать основы нового Еревана, его промышленности, жилого фонда и общественных зданий нового типа. В созданной им при техническом отделе горсовета архитектурной мастерской разрабатывались проекты планировки отдельных районов Еревана и населенных мест Армении, жилых и общественных зданий.

За годы работы в Армении Николай Буниатян построил около восьмидесяти зданий: это общественные, многоэтажные жилые дома, особняки.Но занимался он и планировкой населенных пунктов, и реставрационными работами.

Уже в 1926 году была построена гостиница «Интурист» (ныне «Grand Hotel Yerevan») на улице Абовяна, с которой связаны имена многих известных деятелей армянской культуры и, в первую очередь, Егише Чаренца, где он жил на протяжении ряда лет.

Гостиница «Ереван» на улице Абовяна в Ереване. 1926—1928

Через год на площади Шаумяна появилось еще одно примечательное сооружение – здание Сельхозбанка. К сожалению, не сохранилось здание Второй гостиницы Горсовета (гостиница «Севан»), имевшее в советское время охранный статус архитектурного памятника.

Здание Сельскохозяйственного банка в Ереване. 1927—1930

В целом по проектам Буниатяна в Ереване и в других городах республики построено более семидесяти зданий различного назначения, таких как банк, гостиниц, школьные и лечебные здания, цирк, фабрики и заводы, пожарное депо и др.

Гостиница «Севан» на улице Шаумяна в Ереване. 1930—1934

Имея большой исследовательский опыт древнеармянского зодчества, Н. архитектор одним из первых в республике стал сочетать традиции русской классики с народными традициями армянских мастеров-каменщиков, художников-резчиков по камню и дереву. Здание Сельскохозяйственного банка — первая попытка автора в этом направлении. И хотя здесь еще имело место своеобразное использование некоторых архитектурных форм национального наследия, тем не менее это здание сыграло положительную роль в изменении направленности развития советской архитектуры Армении конца 20-х — начала 30-х годов.

Жилые дома на пересечении улиц Туманяна и Налбандяна в Ереване. 1925—1928

Многие годы Николай Буниатян был профессором и заведующим кафедрой архитектуры технического факультета Ереванского государственного университета. Одновременно с обучением студентов архитектурно-строительной деятельности он обращал их внимание на необходимость освоения богатого наследия национального зодчества. По его мнению, стилистические черты архитектурных памятников Армении, гармония их объемно-пространственных форм, взаимосвязь формы и конструкции, особенности строительных материалов и творческие методы народных мастеров имели большое прогрессивное значение для современной архитектуры. Критическое осмысление этих особенностей легло в основу его практической деятельности.

А участие Буниатяна в возглавляемых А. И. Таманяном «Обществе изобразительных искусств Армении» и «Археологическом комитете по охране памятников» и постоянный контакт со специалистами различных отраслей искусства благоприятствовали расширению его кругозора и активизации научных изысканий. В эти годы он систематически обмеряет древние и средневековые сооружения Армении, собирает материал для монографий, посвященных наиболее важным памятникам и различным проблемам истории армянского зодчества. Ему принадлежит исследование армянского языческого храма в Гарни и приоритет составления первого обобщающего труда — «Очерка истории армянской архитектуры», опубликованного в 1950 году, после его смерти.

Реконструкция языческого храма в Гарни. Вторая половина I в. Модель

Литературное наследие архитектора состоит из работ, посвященных общим вопросам и конкретным памятникам древнеармянского искусства и современному строительству. Они не только знакомят с архитектурно-художественными достоинствами изученных Н. Г. Буниатовым исторических памятников, но и с результатами его аналитических исследований о путях развития армянского зодчества и его значения в истории мировой культуры. Ряд статей посвящен древнеармянскому зодчеству и памятнику Гарни. Исследования «Старый Ереван в эпоху господства Ирана», «Национальные формы социалистической архитектуры» и другие остались незаконченными.

В 1938 году Буниатян был репрессирован, но в 1939 году обвинения были сняты. В том же году архитектор по приглашению Каро Алабяна вернулся в Москву, где до самой своей смерти в 1943 году работал в Академии архитектуры СССР.

В публикации использованы материалы totalarch, armmuseum.

Лента

Рекомендуем посмотреть