В его пейзажах – летопись родной страны, в портретах – дорогие ему люди, в натюрмортах – вкус и цвет армянской земли: путь Славы Пароняна (часть 2) - RadioVan.fm

Онлайн

В его пейзажах – летопись родной страны, в портретах – дорогие ему люди, в натюрмортах – вкус и цвет армянской земли: путь Славы Пароняна (часть 2)

2022-06-04 18:06 , Немного О..., 960

В его пейзажах – летопись родной страны, в портретах – дорогие ему люди, в натюрмортах – вкус и цвет армянской земли: путь Славы Пароняна (часть 2)

Продолжение

Значимым для молодого Пароняна стало участие в шестом Всемирном фестивале молодежи художников, состоявшимся в Москве в 1957 году, где представленная им картина под названием «Родные горы» получила первую премию. Слава Паронян был членом Союза художников Армении с 1956 года, СССР – с 1960-го, в 2010 году он стал профессором Ереванского государственного архитектурно-строительного университета и более полувека занимался педагогической деятельностью. В 1983 году мастеру присудили звание заслуженного, а в 2012-м – народного художника Армении.

Его работы выставлялись и в Армении, и за рубежом. Художник неоднократно оформлял армянские павильоны на престижных международных выставках. Сейчас произведения Пароняна находятся как в различных музеях Армении, в том числе и в Первопрестольном Святом Эчмиадзине, так и в разных уголках мира.

Пейзажи художника – с армянской душой – являются не копией реальности, а скорее воссозданием ее подобия: улавливается неприкрытый, аллегорический контекст, словно зашифрованное мазками послание грядущим поколениям. На полотне «Пейзаж» прильнувшие друг к другу, сплоченные воедино цветущие два дерева одиноко стоят в желто-коричневом бескрайнем пространстве. Да, они немного загнулись, наклонились, но точно не сдались.

Слава Паронян с женой Анжелой

Художник более полувека душа в душу прожил с любимой женой – балериной, уроженкой Тифлиса (Грузия) Анжелой Тиграновной Каприлян, прадедом которой был князь Тигран Кардашов. Так, на произведении «Пейзаж» деревья предстают словно в человеческом облике, как бы воплощая образ неразлучной пары. Кстати, у художника была удивительная способность «одушевлять» природу, как отмечает жена Пароняна: «От зимних сцен Славы, невольно становилось холодно, ярко-солнечные сцены излучались непосредственной теплотой, на душе становилось легко и хорошо». Интересно, что такое чувство – предрасположенность к искусству художника – возникло у будущей супруги с момента их знакомства. «Я никогда не забуду, как впервые увидела одну из его работ: было изображено цветущее персиковое дерево, только что вспаханная земля. Невозможно забыть то мгновение, то чувство, когда, взглянув на работу, мне вдруг показалось, как будто земля дышит, я почувствовала глубокое дыхание земли и сразу же сказала ему об этом. Слава был потрясен и удивленно спросил: “Ты и вправду видишь это?”» – рассказывает Анжела Тиграновна. Впредь, когда художник приходил с этюда, он обязательно показывал работу жене и спрашивал ее мнение.

Помимо пейзажей Паронян создавал и многочисленные портреты, выполненные в разных техниках. Среди них выделяется своеобразный женский портрет («Портрет жены художника») – рисунок супруги, сделанный карандашом в первые годы после их знакомства. Нежные переходы черно-белых оттенков более выразительно передают загадочность больших, миндалевидных глаз. В благородном взгляде красавицы, кажется, заключена вся любовь и трепетная нежность к мужу. Способом интерпретации – выполненными наискось экспрессивными штрихами – художник как бы «построил» диалог между зрителем и моделью. Здесь очевидно также откровенное восхищение Пароняна, возникшее уже тогда, когда он впервые увидел на сцене выпускницу Хореографического училища, молодую балерину, и решил, что она – его судьба.

Балерина Анжела Паронян (Каприлян), жена художника

По словам жены художника, у Пароняна была «интересная» черта характера – он плохо запоминал, как зовут людей, ему это не было нужно, и часто даже сам придумывал им имена. Точно так же случилось и с ней. Их первая встреча состоялась во время спектакля «Лебединое озеро»: когда живописец только увидел балерину, он дал ей имя «Карап» (лебедь), и только потом уже они встретились, влюбились, поженились. С именем «Карап» связана одна интересная история, которая произошла в мастерской Славы Пароняна, где собирались талантливые представители искусства того времени – живописцы, музыканты, актеры, писатели, режиссеры. Кстати, именно здесь, в кругу друзей, Фрунзе Довлатян впервые прочитал для них сценарий фильма «Здравствуй, это я». И вот, в один из таких вечеров в гостях был близкий друг художника Паруйр Севак. Когда поэт во время общения заметил, что Паронян обращается к своей девушке по имени Карап, он спросил, как ее зовут на самом деле. «В этот момент Слава сказал: “Карап, и в правду, а как тебя зовут?” Его не интересовало мое имя, его интересовала моя сущность. И я ответила – Анжела. Севак, посмотрев на художника, сказал, “Слав, ты выбрал гениальное имя”», – рассказывает вдова.

За всю свою жизнь Паронян создал множество портретов, в том числе «Портрет Нелли», «Портрет Жанны», «Портрет рабочего», «Портрет супружеской пары», и в каждой картине применено индивидуальное светоцветовое решение. Художник выделяет первостепенные фигуры и тем самым словно режиссирует всю композицию, отводя каждому изображенному персонажу и модели нужную роль.

Слава Паронян. В деревне Чанахчи, 1969г

Натюрморты в руках художника обрели интересную интерпретацию: как и предсказал ему великий Сарьян, они «говорят по-армянски». Получивший уроки не только живописи, но и жизни от своих учителей Мартироса Сарьяна и Оганеса Зардаряна, Слава Паронян пропустил сквозь душу пропитанные патриотическим духом и всеобъемлющей любовью произведения учителей, не переставая восхищаться девственной природой родной земли. Как отмечают родные художника, у него был интересный характер, и он мог в разных композициях писать понравившийся ему один и тот же мотив. Маэстро брал этюдник и долгое время прогуливался по знакомым и незнакомым живописным местам родной страны. И уже природа диктовала, что передать на холсте.

Продолжение следует…

Статья искусствоведа Рипсиме Варданян, специально для Армянского музея Москвы

Лента

Рекомендуем посмотреть