Певец радости хлебнул и немало горечи: страницы из жизни Мартироса Сарьяна (часть 2) - RadioVan.fm

Онлайн

Певец радости хлебнул и немало горечи: страницы из жизни Мартироса Сарьяна (часть 2)

2022-05-11 19:06 , Минутка истории, 230

Певец радости хлебнул и немало горечи: страницы из жизни Мартироса Сарьяна (часть 2)

Продолжение

В 1907 году Сарьян с группой художников участвует в выставке «Голубая роза». Выставка имела весьма разноречивую прессу. Известный критик Маковский сравнил ее со светлой часовней для немногих, а картины — с молитвами. Зато художник Грабарь не без сарказма заметил: «На выставке было непростительно много «приятностей» и до одури много «вкуса».

Просвещенная, толерантная и отягощенная солидным багажом европейской культуры, русская публика начала ХХ века готова была спустить многое. Она сама поощряла эксперимент в искусстве. Без нее, собственно, никакой Серебряный век бы не состоялся. Это она позволяла щеголяющему в желтой кофте Маяковскому плевать ей, сидящей в первом ряду, водой в лицо. Это она благосклонно выслушивала «дыр-бул-щир» Бурлюка, усматривая в абракадабре отблеск гениальности. Но и ее прогрессивность порой ломалась на каком-нибудь молодом даровании.

Так произошло с Сарьяном. Его картина 1907 года «Комета» была освистана и осмеяна. А между тем картина замечательная. Звезда падает на землю, отражаясь в глазе озера. Это видит помещенный в центр события человек с единственным оком — не кто иной, как сам художник Сарьян. Потом этот одноглазый двойник появится еще в нескольких ранних работах.

Мартирос Сарьян. Комета, 1907г

Зрители не впечатлились «Кометой». Они решили, что Сарьян попросту не владеет азами ремесла.

Неласковая встреча современников не выбила его из колеи. «Кругом собачий лай, — спокойно фиксирует Сарьян в письме к другу, — лаются почти все газетные собаки, ведь ругаться легче всего, а сделать что-нибудь — труднее всего. Я иду твердо по своей дороге и больше чем убежден в правильности того, что делаю».

Помощь пришла из Франции. Меценаты Щукин и Морозов выставили в Москве работы Матисса, Гогена, Ван Гога. Сарьян был взволнован — он понял, что абсолютно прав. Ведь и Гоген говорил про то же самое: «Художник должен быть самим собою, только собою, всегда собою».

Матисс, к примеру, вполне мог нарисовать на женском портрете зеленый нос, если образ этого требовал. На упреки упертых реалистов он отрезал: «Я рисую не женщин, а картины».

Так и Сарьян через несколько лет скажет: «Если природный цвет — синий, но картина просит красного, я дам ей красный». А пока, вдохновленный французами, он написал свой автопортрет.

Мартирос Сарьян. Автопортрет, 1907г

«Освещенная сторона лица дана в желтовато-золотистых и золотисто-красных тонах, а затененная — в синих. Волосы и усы в тени — черные, а в освещенных местах — светло-синие. Мне казалось, что этими простыми средствами я каким-то образом достиг того, к чему стремился», — так сам Сарьян описывал эту работу.

Многими посетителями выставки «Автопортрет» был отвергнут. Бывали случаи, когда посетители требовали обратно свои 40 копеек.

Впрочем, выставку посетил и сам Щукин. Подойдя к «Автопортрету», он принял артистическую позу и стал, слегка заикаясь, расхваливать его, говоря Сарьяну: «Работа чудесная, вы великолепный портретист». Тут же он попросил написать портрет его сына.

Сарьян был ошеломлен.

В публикации использованы материалы kg-rostov.ru.

Лента

Рекомендуем посмотреть