Подлинный новатор своего времени: Рубен Мамулян, навсегда вошедший в историю американского театра и кино - RadioVan.fm

Онлайн

Подлинный новатор своего времени: Рубен Мамулян, навсегда вошедший в историю американского театра и кино

2021-10-11 21:21 , Немного О..., 640

Подлинный новатор своего времени: Рубен Мамулян, навсегда вошедший в историю американского театра и кино

Американский режиссер театра и кино, один из самых знаменитых Голливудских деятелей 20-60-х годов прошлого века, армянин Рубен Мамулян был подлинным новатором своего времени. Создатель более 60 драматических и музыкальных постановок и 16 художественных фильмов, он вошел в историю американского театра и кино.

Родившийся в Тифлисе, Мамулян свои первые шаги в профессии начал в театральной Москве революционных лет, где учился у легендарного Вахтангова. Судьба привела его в итоге в Америку, где он стал основателем театра чернокожих, одним из первых авторов звукового мюзикла и киномюзикла, создателем первого в истории кино цветного художественного фильма «Бекки Шарп», режиссером, снимавшим Марлен Дитрих, Грету Гарбо, Мориса Шевалье… «Кровь и песок», «Знак Зорро», «Шелковые чулки», «Доктор Джекил и мистер Хайд» – это лишь часть известных фильмов, снятых Мамуляном. Именно он начинал снимать всем известную картину «Клеопатра» с Элизабет Тэйлор, которую не смог закончить из-за разногласий с руководством. Достижения Мамуляна можно долго перечислять: звезда его имени в наши дни украшает голливудскую «Аллею славы». Есть и одна интересная история, о которой мало известно – о его постановке оперы «Порги» и браслете с маленьким золотым свистком, который он стал носить на руке после выхода на сцену этого спектакля.

Рубен Мамулян, Грета Гарбо и Джон Гилберт на съемках фильма «Королева Кристина»

Одна из самых значительных постановок Мамуляна – пьеса «Порги» (по роману Д. Хейворда) в нью-йоркском Театре «Гильд» (Guild) совершила настоящую революцию в истории американского драматического театра и стала новой вехой в развитии театрального искусства своего времени. Речь идет о создании спектакля о жизни чернокожих силами самих чернокожих, причем под влиянием реформаторских идей Станиславского и в особенности Вахтангова, студийцем которого был Мамулян. Реальная американская действительность тех лет, когда Мамулян ставил «Порги», была такова: расовая сегрегация, дискриминация, раздельные школы для белых и темнокожих, запреты на совместное размещение в отелях и мотелях, разделение на кафе и рестораны только для белых и для «цветных», в области услуг и тому подобное.

И что делает Мамулян? Приступая к работе над постановкой пьесы «Порги», он отправляется в портовый город Чарльстон, где проживало много докеров. Режиссер обосновывается в городе и начинает изучать жизнь чернокожих, их нравы, песни, танцы, народные празднества. В итоге он решает создать целую труппу, чтобы сохранить высшую степень достоверности персонажей, изображаемых на сцене. Целый месяц Мамулян проводит студийные занятия в Чарльстоне и обучает докеров сценическому искусству. Когда он уже привез свою обученную группу в Нью-Йорк и стал готовить спектакль «Порги», в успех затеи никто не верил.

Перси Вервейн, Фрэнк Уилсон, Эвелин Эллис и Жоржетт Харви в постановке «Порги» на Бродвее

10 октября 1927 года в известном бродвейском Театре «Гильд» состоялась премьера «Порги». Наутро все нью-йоркские газеты писали об этой постановке как о победе американского театра, а вся американская пресса объявила Рубена Мамуляна «человеком, ставшим знаменитым за одну ночь». В эту ночь режиссеру исполнилось всего-то 29 лет! Рубен Мамулян тогда совершил настоящий гражданский подвиг, доказав американцам, не признававшим искусство чернокожих за подлинное искусство, на что способны представители притесняемого тогда темнокожего американского населения.

Вот как вспоминал Мамулян об этом событии своей жизни: «Я не понимал, что делается вокруг меня. Люди как-то изменились, смотрели на меня другими глазами. Но самым приятным и трогательным было отношение чернокожих актеров, ставших теперь знаменитостями вместе со мной. Они души не чаяли во мне. Это было лучшей наградой».

Театральные критики Нью-Йорка того времени Перси Гемонд, Брукс Аткинсон, Александр Вулкот, Хейвуд Брун и др. написали теплые рецензии о спектакле. «Порги» шла в Нью-Йорке целых два с половиной года, после чего была отправлена в Лондон, а затем во Францию, Германию и ряд других стран. И всюду пьесу ждал восторженный прием, благосклонность самых строгих критиков, отдававших пальму режиссерского первенства на Западе Рубену Мамуляну.

Один из известнейших театральных режиссеров того времени Макс Рейнгард, лично семь раз смотревший «Порги» в Нью-Йорке, отмечал, что она «обладает магическим блеском» и признавался: «Я немедленно настоял на том, чтобы мои артисты видели «Порги». Все были так же изумлены, как я, который хотел бы видеть эту пьесу и слышать ее еще и еще».

В «Порги» Мамулян выразил подлинный дух негритянского народа, показал красоту его танцев, задушевность песен. Через сюжет пьесы, повествующей о любви, страстях и думах хромоногого Порги, Мамулян сделал большое художественное обобщение, представив страсти, думы, страхи, ритмы и душевную простоту народных масс. Не случайно всех в этом спектакле в первую очередь поражала магическая сила воздействия массовых народных сцен в исполнении темнокожих актеров. Этот спектакль не только сделал режиссера знаменитым, но и заставил весь Запад заговорить о негритянском народе и его духовных ценностях, высветив тему расового подавления.

Пройдет еще восемь лет, и на основе этого спектакля Мамуляном будет поставлена первая национальная американская опера «Порги и Бесс», музыку к которой написал Джордж Гершвин. Опера, ставшая классикой, которую любят и слушают до сих пор.

В западной прессе в свое время много писалось о личности Мамуляна, его привычках, странностях, увлечениях. Например, его интересной и драматичной истории взаимоотношений с Гретой Гарбо. Среди множества интересных деталей, связанных с ним, была и непонятная и таинственная деталь, связанная со спектаклем «Порги».

В одной из американских газет, напечатавшей большую статью о Мамуляне, были изложены интересные факты. В частности, писалось, что «Америка полюбила его, но имя его в этой стране казалось неудобным», и что ему даже предлагали сменить фамилию на Линолеум, Мармон и др. На что режиссер отвечал: «Если я имею заслуги, должны будут запомнить меня, ежели не имею заслуг, то имя не имеет никакого значения».

Но «тайна» была в другом. В той же газете сообщалось: «Занимаясь постановкой, Мамулян одевается не очень приглядно, ходит в простой рабочей одежде, обычно в синей шелковой рубашке. Только нелепым диссонансом представляется маленький браслет с золотым свистком, который он носит после постановки «Порги». Однако свисток служит практическим целям. Его он использует, руководя массами или для вызова такси».

«Тайну» золотого свистка удалось разгадать уже во время приезда Рубена Мамуляна в Армению в 1971 году, рассказавшего историю браслета. Это очень трогательная и многозначительная история. Оказывается, во время работы над спектаклем «Порги», чернокожие актеры подарили этот свисток Мамуляну со словами: «Мы Вас любим, потому что Вы нас любите. Когда с вами что-нибудь случиться, свистите, и мы, черные, – рядом с Вами».

Источник

Лента

Рекомендуем посмотреть