Евгений Евтушенко и Паруйр Севак: вдохновляющая и плодотворная дружба двух выдающихся поэтов - RadioVan.fm

Онлайн

Евгений Евтушенко и Паруйр Севак: вдохновляющая и плодотворная дружба двух выдающихся поэтов

2021-01-24 22:01 , Минутка истории, 449

Евгений Евтушенко и Паруйр Севак:  вдохновляющая и плодотворная дружба двух выдающихся поэтов

Дружба двух поэтов, Евтушенко и Севака, сложилась еще в студенческие годы. Они вместе учились в Литературном институте имени А.М. Горького. Паруйр Севак приехал на учебу в Москву в 1951 году, окончив институт, остался там преподавать (1957–1959).

В своей статье «Мысль как эмоция» Евтушенко пишет о том, что человеком, открывшим ему армянский мир, стал Севак: «…мне повезло, что первым армянином, с которым я близко познакомился и подружился, был выдающийся поэт и человек — Паруйр Севак».

Приехать в Армению впервые Евгений Александрович смог только в 1957 году по случаю смерти армянского поэта Аветика Исаакяна: «Это было похоже на траурный праздник победы поэзии над смертью. Из разных городов и сел Армении шли десятки тысяч людей, чтобы отдать дань любви великому Варпету (Мастеру)», - вспоминал Евтушенко тот день, в который перед ним предстала «душа армянского народа в его исторической трагедийной разбросанности по всему земному шару и в то же время с неутраченной, а может быть, еще более обострившейся жаждой единства».

Именно с Паруйром связано еще одно воспоминание классика, когда армянский поэт отказался от роскошного стола, накрытого Евтушенко по случаю публикации переведенной им поэмы в «Новом мире». Севак отказался от банкета, сославшись на то, что в Армении народ голодает. «У Паруйра совесть была выше личного, и это стало для меня нравственным уроком», - писал Евтушенко.

Евгений Евтушенко и представители армянской поэзии…

Е.А. Евтушенко, считавший поэзию Севака «исповедально обнаженной стихией», перевел несколько его стихотворений. Эти переводы оказались спасительными: они сыграли решающее значение в поддержке армянского поэта, когда на него обрушивались волны критики. О Севаке Евтушенко писал: «…Паруйр был, пожалуй, близок какими-то чертами к Маяковскому, но по природе чисто человеческой – к Некрасову…».

В сложные для Севака годы Евгений Евтушенко перевел одну из его ранних поэм «И я про это», ставшую новым словом в армянской поэзии, вызовом общепринятым устоям общества.

По поводу своего перевода поэмы Севака Евгений Евтушенко писал: «Я переводил П. Севака – его большую поэму о любви к замужней женщине, которая в свое время вызвала ханжеское недовольство армянских бюрократов. Но когда в моем переводе ее опубликовали на русском, да еще и в „Новом мире“, они приутихли. У Севака был неистовый гражданский темперамент… Безкожий человек. Все он чувствовал своими незащищенными нервами».

Переводя поэму Севака, Евтушенко не отступает ни на шаг от той искренности, которой Севак наградил своего лирического героя.

Но как ты вышла замуж, не любя?

Ведь ты его не любишь, не любила!

Себя одну ему ты отдала,

и вот с тобою мучимся мы оба.

Неопытной девчонкою была?

Но ведь в любви совсем не нужен опыт.

Не раздает нам жизнь добро и зло

Прости, что я жесток сейчас, родная…

Евгений Евтушенко перевел не так много стихотворений Севака, но тот факт, что он это делал порой в тяжелое для коллеги по цеху время, помогало Паруйру пережить временные трудности.

Кроме Севака, Евтушенко перевел на русский язык стихотворения Геворга Эмина, Размика Давояна, Ованнеса Шираза, Маро Маркарян, Амо Сагияна, Сильвы Капутикян, также стал редактором сборников переводов армянской поэзии на русский язык. Теплые отношения связывали Евтушенко также с Ованнесом Ширазом.

Об армянской поэзии Евтушенко написал:

«…Я не знаю армянского языка, но армянская поэзия, начиная с её классиков, всегда производила на меня глубокое впечатление в русском переводе, хотя почти любой, даже самый превосходный перевод обречен на неумолимые языковые потери. Начиная с могучей классики Исаакяна, доказавшего заодно с русскими классиками мощь прозрачности, переходя в напряженную драматическую силу Чаренца, а затем в яростную, исповедально обнаженную стихию Паруйра Севака, армянская поэзия всегда хранила в себе единение эмоции и мысли, как естественный брачный союз, благословленный наследием великой национальной культуры.

Такие по-разному прекрасные поэты, как Амо Сагиян, Маро Маркарян, Сильва Капутикян и многие другие, идут в развитии выношенных историей традиций. Несколько особняком стоит блестяще одаренный Ованес Шираз, упрямо не боящийся упреков в старомодности и строящий большинство своих стихов из розового туфа эмоций, настойчиво стараясь не прибегать к скрепляющему раствору холодного рассудка…»

Говоря об Армении, он высказал свою любовь не только к ее литературе. «Армянский народ испытал многочисленные трудности, но, несмотря на это, смог перенести через века и донести до нас свою высокую культуру».

В дальнейшем Евтушенко не раз бывал в Армении, где его принимали как родного. У него были близкие друзья-армяне. В первую очередь Арно Бабаджанян, написавший несколько популярных песен на его слова. Среди них знаменитый хит «Не спеши».

В очередной раз приехав в Армению, он написал: «Я счастлив, что я вновь на этой многострадальной земле». Говоря об Армении, русский поэт не скрывал свою любовь не только к армянской литературе, но, прежде всего, к армянскому народу, интересовался армянской культурой и историей. Армении и армянам посвящена его книга «Талант есть чудо неслучайное».

О миссии культурного сотрудничества Евгений Евтушенко писал: «Нам надо было сохранить все лучшее, что нас связывало, в частности культурные связи, взаимные переводы наших литератур».

Источник

Лента

Рекомендуем посмотреть