«Великая песнь космической трагедии» и номинация на Нобелевскую премию: Гранд Назарянц, чья биография таит много загадок (часть 3) - RadioVan.fm

Онлайн

«Великая песнь космической трагедии» и номинация на Нобелевскую премию: Гранд Назарянц, чья биография таит много загадок (часть 3)

2021-01-18 21:59 , Немного О..., 352

«Великая песнь космической трагедии» и номинация на Нобелевскую премию: Гранд Назарянц, чья биография таит много загадок (часть 3)

Продолжение

Нор-Аракс и отношение к Муссолини

Кроме разнообразных проектов, связанных с поэзией и литературой, у Назарянца были и другие замыслы — используя современную терминологию, можно отнести их к категории социального предпринимательства. Его идея заключалась в том, чтобы привезти армянских беженцев из Греции в Бари и открыть здесь ремесленное производство ковров подобное тому, каким когда-то владел его отец.

Гранд Назарянц и жители Нор-Аракса

Таким образом беженцы получали разрешение жить в Европе и работу по трудовому договору, а учредители зарабатывали на продаже ковров. Кроме того, традиция плетения восточных ковров, которая испокон веков была неотъемлемой частью армянской культуры, получала новый виток и давала надежды на открытие нового промышленного сектора в Бари. Единомышленники для осуществления этого проекта довольно быстро нашлись. Ими стали инженер Лоренцо Валерио, сенатор Луиджи Луццатти, министр Костанцо Чиано, а также пожизненный сенатор и филантроп Умберто Дзанотти Бьянко, основавший Национальную ассоциацию по вопросам юга Италии (Animi). Эта организация оказывала помощь малообеспеченным слоям населения и содействовала экономическому развитию региона. Именно она в 1924 году купила землю на виа Капурсо примерно в 3 километрах от центра Бари, где было основано поселение Нор-Аракс («Новый Аракс»). Посёлок, официальным годом основания которого считается 1926 год, назвали в честь реки, протекающей между Арменией, Турцией и Ираном. Он стал не только физическим, но и «интеллектуальным» убежищем для армян. Благодаря появлению Нор-Аракса Бари зарекомендовал себя как образец гостеприимства и межкультурного взаимодействия во времена, когда подобные концепции ещё не были столь популярны.

Гранд Назарянц и представители армянской общины города Бари

Инициатива Гранта Назарянца была претворена в жизнь при содействии и личном покровительстве Беннито Муссолини — расходы на электроэнергию, водоснабжение, медицинское обслуживание и медикаменты несло правительство. В 20-е годы Назарянц и другие его коллеги, в том числе Энрико Кардиле, видели в итальянской диктатуре надежду на реализацию справедливых требований независимости и свободы армянского народа. Армянский поэт-изгнанник даже написал по случаю инаугурации Нор-Аракса хвалебную поэму под названием «Ода Муссолини», в которой поблагодарил итальянского диктатора за доброжелательное отношение итальянского народа к беженцам. Впрочем, отношения Назарянца с фашистским режимом были неоднозначными. Известно, что в 30-е годы поэт всё больше в нём разочаровывался. Назарянцем начала интересоваться тайная полиция, и кажется, что идиллия между ним и фашистским правительством в тот момент закончилась. Однако известный арменист из Болонского университета Габриэлла Улухогян в одном из своих эссе утверждает, что после признания армян народом, имеющим арийское происхождение, в начале 40-х к Назарянцу временно вернулся энтузиазм по отношению к фашизму. А уже в 1943 году режим Муссолини пал и диктатор был отстранён от власти.

«Великая песнь космической трагедии» и номинация на Нобелевскую премию

«Великая песнь космической трагедии» в переводе Энрико Кардиле

В тот период Назарянц начал сотрудничать с Radio Bari, ведя литературные и музыкальные программы. Он основал журналы символистского и масонского толка «Graal» («Грааль») и «Graalismo» («Граализм»). В 1946 году на итальянском была издана поэма «Великая песнь космической трагедии» (ит. «Grande Canto della Cosmica Tragedia»). До недавнего времени не были точно установлены ни год, ни место её написания. По некоторым предположениям, она была уже закончена, когда Назарянц прибыл в Бари. Другие считали, что это произведение было написано уже в Бари непосредственно на итальянском языке. Благодаря исследованию, проведённому центром «Гранд Назарянц» под руководством профессора Карло Копполы удалось установить, что поэма была написана или, по крайней мере, завершена в Бари в 1919 году. Карло Коппола идентифицировал текст на армянском, подписанный Назарянцем, на страницах художественно-литературного ежемесячника «Феникс» (арм. «Փիւնիկ: Գրական-գեղարւեստական ամսաթերթ»), который издавался в Бостоне Шааном Натали [урожд. Акоп Тер-Акопян — армянский общественно-политический деятель, писатель и философ, автор ряда трудов по Армянскому вопросу, идеологический вдохновитель и один из руководителей операции «Немезис» АРФ Дашнакцутюн по ликвидации главных виновников геноцида армян. — Прим. ред.]. Копия этого издания находится в Национальной библиотеке Армении в Ереване. Перед текстом поэмы стоит посвящение: «Моему брату Шаану Натали». При этом о дружбе Натали и Назарянца больше никаких сведений не сохранилось.

Улица имени Гранда Назарянца

Мемориальная доска на фасаде мэрии города Казамассима, где Назарянц провёл последние годы жизни

В 1952 году вышел последний сборник Назарянца «Возвращение поэтов» («Il ritorno dei poeti»), а в 1953 ряд итальянских и иностранных интеллектуалов предложили выдвинуть его кандидатуру на Нобелевскую премию с «Великой песнью космической трагедии», но премия была присуждена Уинстону Черчиллю. Назарянц до сих пор остаётся единственным гражданином Бари, который был номинирован на Нобелевскую премию по литературе. Последние годы поэта были отмечены обострением финансовых проблем, мучивших его на протяжении всей жизни в Италии. Брак с Маддаленой Де Космис давно распался, и его верной спутницей долгие годы была Виттория Страццабоски. После её смерти он женился на Марии Лукарелли и в 1960 году переехал с ней из Конверсано в Казамассима, также в провинции Бари, где они жили в полной нищете. А 25 января 1962 года поэт скончался в больнице Бари после длительного периода тяжелого паралича, вызванного инсультом — в одиночестве и вдали от почестей. Рядом с ним находился только Арутюн Тимурян, медик и сын Дирана Тимуряна — одного из армянских беженцев, семья которых приехала в Бари благодаря Назарянцу. Перед смертью Диран рассказал другому своему сыну, Рупену, что не позволил похоронить поэта в братской могиле и перенёс его тело в семейный склеп Тимурянов. Назарянц был перезахоронен на Монументальном кладбище Бари. У его могилы скромное надгробие, по сравнению с окружающими его великолепными памятниками. На нём стоят только имя, даты рождения и смерти и подпись «поэт». Одна из улиц, на пересечении которых находится вход на кладбище, ныне носит имя Гранта Назарянца.

Могила Гранда Назарянца

Вместо послесловия

После смерти Назарянца его имя находилось в забвении больше двух десятилетий. Лишь в 1987 году состоялась первая международная конференция, посвящённая его творчеству, в которой приняли участие итальянские и французские ученые. С тех пор несколько симпозиумов, конференций и исследований помогли получить больше сведений о его биографии и литературных произведениях. О Назарянце заговорили, но его книги всё ещё мало известны широкой публике. В 2008 году с предисловием и сносками Юрия Хачатряна в Ереване была опубликована подборка избранных произведений Гранта Назарянца «Звёздное одиночество», выпущенная издательством «Саргис Хаченц». В 2011 году группой энтузиастов и исследователей армянской культуры, вдохновлённых фигурой Гранда Назарянца, в Бари был основан одноимённый исследовательский центр, задача которого — изучение жизни и творчества Гранда Назарянца, а также популяризация армянской культуры.

Источник

Лента

Рекомендуем посмотреть