Яркие и жизнеутверждающие краски: армянские импрессионисты, вдохновленные красотой женщины и родной земли (часть первая) - RadioVan.fm

Онлайн

Яркие и жизнеутверждающие краски: армянские импрессионисты, вдохновленные красотой женщины и родной земли (часть первая)

2020-01-14 22:04 , Культура, Шоу бизнес, 1151

Яркие и жизнеутверждающие краски: армянские импрессионисты, вдохновленные красотой женщины и родной земли (часть первая)

Армянский импрессионизм сформировался как отдельное явление на рубеже XIX-XX веков под влиянием трех художественных направлений: традиций армянского искусства, уходящего корнями вглубь веков, французского импрессионизма и русской художественной школы, поскольку многие художники-армяне учились в России, в первую очередь в Московском училище живописи, ваяния и зодчества (Ваграм Гайфеджян, Мартирос Сарьян). Их преподавателями были такие выдающиеся мастера, как Василий Поленов, Валентин Серов и Константин Коровин.

В то же время на рубеже веков многие художники-армяне жили во Франции и путешествовали по Европе. Очень многие мастера, представленные на выставке, учились в академии Рудольфа Жюлиана в Париже (Григор Шарбабчан, Рафаэл Шишманян). Оказавшись на родине импрессионизма, армяне образовали сплоченную диаспору.

Французская импрессионистическая палитра оказалась очень близка к традиционному колориту Армении: яркие и жизнеутверждающие краски как нельзя лучше подошли для живописания природы Армении, ее зеленых лугов, величественных гор и цветущих садов. Красота армянской земли, традиционно уважительное и восхищенное отношение к женщине, зарисовки улочек армянских городов и сел – все это стало новым источником вдохновения для армянских импрессионистов.

Мартирос Сарьян

Французский поэт и прозаик Луи Арагон так писал о нем: «Свет Армении доходит до нас благодаря Мартиросу Сарьяну. Радостный свет, озаряющий людей, горы, плоды… Это сокровище, найденное вновь. Цвет у него столь прекрасен, что рядом с нашими Сезанном и Матиссом столетия должны отвести Сарьяну первостепенное место…»

Мартирос Сарьян. Автопортрет

Путь Мартироса Сарьяна в искусстве начался с весьма забавного случая. В нахичеванской городской конторе по распространению журналов и газет, куда после гимназии устроился пятнадцатилетний Мартирос, его внимание захватили журнальные иллюстрации и зарисовки колоритных городских типажей. Как-то раз Сарьян нарисовал старика, который на следующий же день заболел. Причиной болезни назвали сарьяновский рисунок и из суеверия его сожгли. Оценив «силу искусства» Мартироса, старший брат Сарьяна помог поступить ему в Московское училище живописи, ваяния и зодчества.

В Москве его учителями были Валентин Серов и Константин Коровин. В их портретной мастерской Сарьян продолжал и после окончания училища. На летних каникулах в 1901 году Сарьян впервые посетил историческую родину, Армению, и с того момента ясно осознал цель своего творчества – «Выразить сущность загадочного Востока».

Мартирос Сарьян. Домик в саду

После революции 1917 года с переездом на историческую родину, эти красочные легенды обретают подчеркнуто национально-романтичный характер: «сны о Востоке» превращаются в «сны об Армении». Дар обобщения позволял Сарьяну трансформировать образы родной природы в синтетические изображения мира, его сотворения, постоянной изменчивости, размышлениям о роли человека в природе. По сути, в искусстве Сарьяна сплелись воедино знойное солнце Востока и новейшие творческие подходы и методы западного искусства. Его творчество стало своеобразным символом Армении.

Мартирос Сарьян. Горы

В 1926 году Сарьян оказался в Париже, где жил и активно работал на протяжении двух лет. Здесь он основательно изучил и использовал художественные принципы импрессионизма, что послужило обновлению его цветовой палитры и восприятия света… И 7 января 1928 года в знаменитой парижской галерее Шарля Огюста Жерара открылась персональная выставка художника, имевшая успех у критиков и любителей искусства. Экспонировалось около сорока картин, созданных художником в Париже. Сегодня их, увы, не увидишь: французский пароход «Фрижи», который вёз его картины, должен был погрузить в Новороссийском порту яйца и с этой целью забрал с собой древесные опилки. Ящики с картинами были уложены как раз на этих опилках… В Константинопольском порту на корабле возник пожар – опилки загорелись и… от сорока картин остался лишь небольшой клочок холста. Уцелели только те полотна, которые были проданы Сарьяном в Париже, а также несколько этюдов, которые он вез с собой (среди них «Горы. Котайк», «К роднику», «Газели», «Уголок кавказского города», «На берегу Марны. Париж», «Из окна мастерской»).

Мартирос Сарьян. «На берегу Марны. Париж»

Вардгес Суренянц

На художественное становление Вардгеса Суренянца повлиял случай. Ему едва исполнилось 7 лет, когда отца перевели с Кавказа в Крым настоятелем армянской церкви в Симферополе. Суренянцы приехали к своим дальним родственникам Айвазовским. Однажды вместе с великим художником священник Акоп Суреньянц ездил в Бахчисарай, взяв с собой совсем еще маленького Вардгеса. В той поездке мальчик делал зарисовки ханского дворца, в которых знаменитый маринист увидел задатки большого таланта (впоследствии Суренянц посвятит свои работы по Бахчисараю именно Айвазовскому), похвалил его и подарил ему набор красок. Этот случай стал началом художнического пути Вардгеса Суренянца.

Суренянц считается основоположником исторического жанра в армянском искусстве, он же одним из первых, если не первым привнес в национальную живопись влияние модерна и символизма.

Вардгес Суренянц. Семирамида у тела Ара Прекрасного

Суренянц получил художественное образование сначала в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, а затем в Мюнхенской академии художеств. Он много путешествовал по Европе (в армянском монастыре на острове Сан-Ладзаро-дельи-Армени в Венеции он открыл для себя богатейшее собрание армянских иллюминированных рукописей), присоединился к иранской экспедиции Валентина Жуковского.

Вардгес Суренянц. Саломея

В поездках по Армении он создал множество этюдов, зарисовок и полотен, проникнутых восхищением красотой и величием страны. Впрочем, сам Суренянц считал себя представителем мировой культуры. Полиглот и известный переводчик, он на персидском декламировал Хафиза и Омара Хайяма, переводил с английского Шекспира и Уайльда, читал доклады на итальянском, писал предисловия к немецким книгам.

С 1892 года Вардгес Суренянц активно участвовал в художественной жизни Москвы и Санкт-Петербурга (в частности, в 22-й выставке Передвижников с картиной «Покинутая»), как театральный художник сотрудничал с Мариинским театром, а в конце жизни расписал церковь Сурб Рипсиме в Ялте.

Егише Тадевосян

«Всей своей сутью он был сыном своей Родины». Ерванд Кочар

Егише Тадевосян. Автопортрет

Детство Егише Тадевосяна прошло в окружении замечательных памятников армянской культуры. В его родном городе Вагаршапате расположен Эчмиадзинский монастырь – престол главы Армянской церкви и сокровищница средневекового искусства, в первую очередь, иллюстрированных рукописей. «Проводником» в глубокое понимание традиционной культуры для Тадевосяна стал Вардгес Суренянц, в семье отца которого Тадевосян жил в Москве (он привил Егише любовь к фольклорным сказаниям, научил копировать орнаменты с древних армянских манускриптов). Главным учителем и близким другом Тадевосяна был Василий Поленов – мастер исторических и пейзажных полотен, страстный пленэрист и наставник многих выдающихся художников. У него Тадевосян учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, в его доме познакомился с Репиным и Суриковым, Левитаном и Виктором Васнецовым, там же встретил свою будущую супругу.

Егише Тадевосян. Женщина, читающая в саду (Портрет Жюстины, жены художника)

Мастерство Тадевосяна-пейзажиста раскрылось в поездке с Поленовым в Палестину, Сирию, Египет и Грецию в 1899 году, где некоторые этюды он написал прямо с палубы парохода. На обратном пути из Константинополя Тадевосян впервые оказался в Западной Европе, о которой раньше слышал лишь в рассказах московских коллег. Уже став преподавателем в Тифлисе, на летние каникулы художник отправлялся в Европу – смотреть искусство старых мастеров. Постепенно проникался он и живописными открытиями импрессионистов.

Егише Тадевосян. Лодки. Трапезунд

Помимо пейзажей, Тадевосян писал портреты (часто его моделью становилась жена Жюстина). Во время путешествий по Европе Тадевосян создал большое количество как полноформатных работ, так и этюдов. Одной из точек притяжения для художника стала Венеция, очаровавшая Тадевосяна своими каналами, гондолами и яркой, средиземноморской атмосферой.

Егише Тадевосян. Канал и гондола

Увлеченный исследователь световоздушной среды, Тадевосян в своих венецианских этюдах постарался не только отразить праздничный, «открыточный» колорит города, но и описать завораживающую красоту переменчивых вод каналов, многоцветие итальянского неба.

Продолжение следует…

Лента

Рекомендуем посмотреть