Онлайн

«Мы должны многое перенять у армян»: влюбленный в Армению Ким Бакши  

2019-03-05 22:45 , Культура, Шоу бизнес, 788

«Мы должны многое перенять у армян»: влюбленный в Армению Ким Бакши

5 марта в Москве на 88-м году жизни скончался известный писатель, кинодраматург, арменовед, автор ряда книг об Армении и друг армян Ким Бакши.

Ким Наумович Бакши окончил факультет журналистики МГУ, с 1963 г. занимался древней и современной культурой Армении, изучал манускрипты, хранящиеся в Матенадаране в Ереване, в Венеции на острове Святого Лазаря, в Вене у мхитаристов, в Бейруте в Киликийском Католикасате, в Исфагане в монастыре Христа Спасителя и ещё во многих других собраниях древних книг, в крупнейших библиотеках мира.

По его сценариям снято более 50 документальных и научно-популярных фильмов, некоторые из которых получили международные и региональные премии, в том числе двадцатисерийный телевизионный фильм «Матенадаран», для которого он написал сценарий в соавторстве с режиссером Ованнесом Ахвердяном (удостоен премии Республики Армения, международной Премии им. Фритьофа Нансена).

Награды армянских государственных и общественных организаций

• медаль Мовсеса Хоренаци (2001, награда Правительства Армении)
• «Почетный орден» Российско-Армянского (Славянского) государственного университета (РУ) (2006) (за многолетнюю самоотверженную просвещенческую деятельность, плодотворную работу по изучению древних армянских манускриптов, за огромный вклад в популяризацию армянской истории и культуры)
• лауреат премии «Карпис Папазян» (за литературную деятельность, посвященную армянской истории и культуре) специальный фонда (Вена)
• лауреат премии имени Ованеса Туманяна Союза писателей Армении
• «Почетный орден Российско-Армянского (Славянского) университета».

Ким Бакши – об Армении и армянах

Много ли мы знаем живых народов, про которых, как про армян, мы можем сказать: они играли активную роль в истории, начиная со времени Ассирии и Вавилона, а затем в эпоху ахеменидского Ирана и его войн с Афинами, Спартой и другими древнегреческими полисами? …Не парадоксально ли то, что веками лишенный самостоятельности, постоянно разоряемый экономически, рассеиваемый по лицу земли, он сумел сохранить свой язык, сберечь свои духовные богатства, традиции культуры?

Я изучаю Армению пятьдесят лет – это не просто слова. Первый раз оказался там в год пятидесятилетия Геноцида, когда даже говорить о подобном было нельзя. Я тогда заведовал отделом науки в журнале «Огонек», и меня направили в Армению в командировку. В Москве того времени мы были в курсе, что Армения солнечная и что там продается прекрасный коньяк «три звездочки» по восемь рублей. Больше ничего не знали.

Теперь я написал уже восемь книг и снял двадцатисерийный фильм – все об Армении. Когда 50 лет постоянно находишь возможность вернуться туда и мысленно живешь с армянским народом, ты не можешь остаться равнодушным. Армянином я себя не чувствую, но чувствую тем, который искренне любит эту нацию. А человек, который любит другой народ, спасает честь своего народа и своей страны.

Сначала я ездил в Армению на своей машине – тогда еще можно было проехать либо через Азербайджан, либо по черноморскому побережью. В Ереване я почти не жил: приезжал и с кем-то из друзей сразу отправлялся путешествовать. Ночевали мы в семьях, в обычных домах, так что о многих вещах я знаю не понаслышке. Я видел очень уважительное отношение к женщине: за столом всегда сидели женщины, особенно пожилые. У них была особая роль – они всем руководили.

Кстати, о столах – обожаю армянскую кухню. Всегда использую только армянскую соль – с чесноком, с травами, ароматную. По утрам посыпаю ею свою гречневую кашу. Очень люблю армянский шашлык – он особый, отличается от грузинского. Люблю хашламу, это такое мясо на пару, очень вкусное. Долму люблю, с виноградными листьями. И, конечно, водку!

Я российскую водку давно не употребляю, только армянскую

Скоро друзья позовут меня на хаш – в это время не произносят никаких тостов, только чокаются и говорят: «С добрым утром!»

Наш фильм называется «Матенадаран» – хранилище. Во время съемок я побывал практически во всех местах мира, где имеются армянские манускрипты, – в Париже, Лондоне, США, Ливане, Сирии, Иране – там очень много армянских церквей. Особое место – Италия. Остров Святого Лазаря целиком армянский, там находится одна из крупнейших библиотек и хранится самая старая в мире книга на армянском языке – Евангелие царицы Млке. В Вене армянский монастырь с древними манускриптами расположен в самом центре города. Единственное место, где не удалось побывать с камерой, – Иерусалим. А жаль, ведь коллекция армянских манускриптов в Иерусалиме уступает Матенадарану в Ереване по количеству документов, но не по качеству и ценности текстов.

После первой поездки в Армению я написал книгу «Орел и меч». Меня заинтересовал феномен армянского народа: он ведь один из древнейших в мире, современник Ассирии и Вавилона, не говоря уже о Древних Греции и Риме, их младших братьях. Почему же так случилось, что больше нет ни Ассирии, ни Вавилона, ни тех великих стран и народов, которые потрясали когда-то мир? А армяне есть, никуда не делись.

Я уверен, что мы должны перенять у них многие вещи. Например, даже самый простой армянин обязательно имеет представление о своей истории, пусть самое фантастическое и неправильное. Он может подробно рассказать, какой это древний народ и какие у него были гениальные полководцы, вспомнит Тиграна Великого, при котором Армения простиралась от моря до моря. Правда, длилось это недолго, и римляне, опомнившись, сильно его потеснили. Но об этом армяне знать не хотят – они гордятся своим Тиграном и гордятся Арменией от Каспийского моря до Черного. Вот это ощущение, что у тебя за спиной целая история, – это хотелось бы привить и нашей молодежи.

Армяне вообще отличаются тем, что любят свою родину: она им досталась большой кровью. Они испокон веку жили на территории, через которую шли все народы. Это были древние греки, потом персы, которые шли воевать с Древней Грецией. Мне родина досталась просто так – я родился в Москве. Мы с друзьями не попали на фронт из-за возраста, пары лет не хватило. Мы залезали на крыши домов и гасили «зажигалки» – нам, мальчишкам, было весело, мы не чувствовали опасности. Тем самым мы спасли от пожаров несколько жилых районов.

Геноцид, столетие которого мы отмечаем в этом году, – еще одна трагическая страница в истории армянского народа. Если спросить любого человека в Армении, выяснится, что в судьбе его семьи 1915 год провел черную черту. Я очень дружил с поэтом Сильвой Капутикян, она рассказывала самое страшное свое воспоминание: как шла пешком из турецкой Армении, а справа и слева вдоль дороги лежали трупы тех, кто пытался сбежать, но умер в дороге.

Однако даже во времена великой злобы, которой был охвачен турецкий народ, были места, где армян спасали. В Иране арабы выдавали армянских детей за своих собственных. В Иерусалим стекались потоки беженцев, и все они находили приют. Я был знаком с одним из них – это покойный профессор Аветис Санджян. Мальчиком он оказался в детском доме в Иерусалиме, вырос, получил образование и стал профессором армянского искусства в Лос-Анджелесе, заведовал кафедрой. Он выкупал армянские манускрипты в разных странах, в частности, приобрел целую библиотеку в Иране и привез ее в Иерусалим. Вот кто точно был бы достоин премии. Убежден, что надо в Иерусалиме найти тех людей, которые спасали армян – они наверняка там еще есть. Если здоровье позволит, в этом году туда поеду и займусь этим.

Армяне уже долго живут в Иерусалиме. Даже сейчас там сохранился монастырь святых Иаковов, где находятся весьма интересные документы.

Мало кто знает, но местные армяне состояли в переписке с пророком Мухаммедом

Вот как это вышло: пророк послал лидерам тогдашнего мира предложение принять его учение. Ответа от них он не получил, но зато армяне из Иерусалима написали, что признают его в качестве великого человека. Пророк Мухаммед в ответ тоже им что-то написал.

Когда мусульмане овладели Иерусалимом, Умар ибн аль-Хаттаб, один из ближайших учеников Мухаммеда, удалил из города всех христиан. К нему пришли армяне и показали послание от самого пророка. Умар приложил письмо к губам и сказал: «Живите в Иерусалиме». Потом город завоевали крестоносцы, которые вырезали мусульман, а армян не тронули. Крестоносцев прогнал Салах ад-Дин: он омыл кровью христиан купол главной мечети. К нему тоже пришли армяне и показали уже два документа: письмо от пророка и грамоту от Умара. И тогда Салах ад-Дин вручил им третий, уже от себя. Об этом мало известно, но все три документа хранятся до сих пор. Поистрепались, конечно, их редко достают, но они сохранились. Армяне такие – умеют устроиться».

Лента

Рекомендуем посмотреть