Онлайн

Он перестал общаться с миром, погрузившись в свои тяжелые думы. Немного о Комитасе  

2018-11-02 17:13 , Культура, Шоу бизнес, 976

Он перестал общаться с миром, погрузившись в свои тяжелые думы. Немного о Комитасе

Арсений Тарковский напишет: Ничего душа не хочет - и, не открывая глаз, В небо смотрит и бормочет, как безумный Комитас... Вся в крови моя рубаха, потому что и меня обдувает ветром страха стародавняя резня... В 1915 году мир сошел с ума. Ибо наблюдал и безболезненно переваривал редчайшую в своей истории картину: планомерное и единовременное умерщвление сотен поэтов, художников, музыкантов, учителей, врачей - загнанных в длинную шеренгу

лучших представителей одной нации. Брошенная мировой цивилизации перчатка так и осталась лежать на земной поверхности, ибо не было Общества, способного подобрать ее и призвать дерзкого кочевника к барьеру. Мир, лишенный таким образом рассудка, оказался способен на другое: он поставил диагноз человеку, который видел весь этот ужас собственными глазами, но оказался не в состоянии переварить его - сумасшедший!

Комитас - Согомон Геворкович Согомонян - родился 26 сентября 1869 года в Анатолии (Турция), в городе Кутина . Его отец - Геворк Согомонян - был сапожником, в то же время он сочинял песни и обладал красивым голосом. Яркими музыкальными способностями отличалась также мать композитора - Тагуи, которая была ковровщицей.

Безрадостным и полным лишений было детство Комитаса. Он потерял мать, когда ему еще не было и года. Из-за занятости отца заботу о ребенке взяла на себя бабушка. В 7 лет Комитас поступил в местную начальную школу, после окончания которой отец его отправил в Брусу - продолжать обучение. Последнее ему не удалось, и 4 месяца спустя он вернулся домой окончательно осиротевшим: скончался отец, а Согомону было лишь 11 лет...

"Он был щуплым, слабым и бледным мальчиком, всегда задумчивым и добрым. Он плохо одевался", - таким вспоминал Комитаса один из его одноклассников.

Согомона часто видели спящим на холодных камнях прачечной.

Он превосходно пел, и не случайно, что в Кутине его называли "маленьким бродячим певцом".

Своему восхитительному голосу Согомонян был обязан также и тому событию, которое основательно изменило весь ход его жизни.

В 1881 году священник Кутины Г.Дерцакян должен был уехать в Эчмиадзин - принимать сан епископа. По просьбе католикоса он должен был привезти с собой голосистого мальчика-сироту - на учебу в Эчмиадзинской духовной семинарии. Из 20 сирот был выбран 12-летний Согомон. Поскольку в это время в Кутине запрещалось говорить по-армянски, мальчик говорил на турецком и на приветствие католикоса Геворка IV ответил: "Я не говорю по-армянски, если хотите - спою". И своим красивым сопрано спел армянский шаракан (духовный гимн), не понимая слов. Благодаря исключительным способностям Согомон за короткое время преодолевает все препятствия, в совершенстве овладевает армянским.

В 1890 году Согомон посвящается в сан монаха.

В 1893 он завершает обучение в семинарии, затем принимает сан священника и имя католикоса Комитаса - выдающегося поэта VII века, автора шараканов. В семинарии Комитас назначается учителем музыки.

Параллельно с преподаванием Комитас создает хор, оркестр народных инструментов, обработки народных песен, пишет первые исследования об армянской церковной музыке.

В 1895 году Комитас принимает духовный сан архимандрита. Осенью того же года уезжает в Тифлис, учиться в музыкальном училище. Но, встретившись с композитором Макаром Екмаляном, получившим образование в Петербургской консерватории, меняет свои намерения и изучает у последнего курс гармонии. Эти занятия стали своеобразной предтечей и крепкой основой для овладения европейской техникой композиции.

Дальнейшие события жизни Комитаса были связаны с крупным музыкальным центром Европы - Берлином, куда он уехал учиться по протекции католикоса, получая финансирование от крупнейшего армянского нефтяного магната Александра Манташяна.

Комитас поступает в частную консерваторию профессора Рихарда Шмидта. Параллельно с занятиями последнего, Комитас также посещает императорский университет Берлина - лекции по философии, эстетике, общей истории и истории музыки. В годы учебы он имел возможность "общаться" с европейской музыкой - еще более обогащая запас знаний, заниматься музыкально-критической деятельностью. По приглашению Международного Музыкального общества он провел лекции, посвященные армянской церковной и светской музыке в сравнении с турецкой, арабской и курдской музыкой.

В сентябре 1899 года Комитас возвращается в Эчмиадзин и сразу разворачивает свою музыкальную деятельность. В короткое время он в корне меняет систему преподавания музыки в семинарии, создает небольшой оркестр, доводит до совершенства исполнительский уровень хора.

Он обходит разные районы Армении, записывая тысячи армянских, курдских, персидских и турецких песен, создает обработки песен.

«Где есть армяне -там и песня Комитаса», - сказал о нем поэт Аветик Исаакян. Комитас всю свою жизнь искал и собирал армянские народные песни и возвращал их народу очищенными и возрожденными.

Серьезно занимается также научно-исследовательской работой, изучает армянские народные и духовные мелодии, работает над расшифровкой армянских хазов, над теорией гласов. Комитас в разных странах мира выступал как исполнитель и пропагандист армянской музыки. Композитор начинает задумываться и над большими, монументальными музыкальными формами. Намеревается создать музыкальный эпос "Сасна црер" и продолжает работу над оперой "Ануш", которую начал еще в 1904 году.

Конечно, подобное мировоззрение должно было привести к неизбежному конфликту между Комитасом и церковью. Постепенно безразличие новых руководителей, отрицательное отношение отсталого слоя церковных деятелей, сплетни и клевета возросли настолько, что отравили жизнь композитора - человека, который остался в представлении современников как абсолютно светский человек.

Конфликт настолько углубился, что Комитас отправляет письмо католикосу, умоляя освободить его и позволить спокойно жить и творить. Это прошение остается безответным, а преследование Комитаса становится еще более явным.

В 1910 году Комитас оставляет Эчмиадзин и уезжает в Константинополь. Он думал, что там он найдет такую среду, которая его поймет, защитит и поощрит его деятельность, и тут он сможет претворить свои мечты в реальность. Комитас хотел создать национальную консерваторию, с которой связывал дальнейшую музыкальную судьбу своего народа. Но композитору не удается осуществить это предприятие (впрочем, как и многие другие). Его вдохновенные идеи встречали лишь холодное безразличие местных властей.

В Константинополе Комитас организовал смешанный хор из 300 человек, назвав его "Гусан". Последний пользовался большой популярностью. В его концертной программе основное место принадлежало армянским народным песням.

Комитас часто проводил свое время в поездках с докладами и лекциями, выступая в своих концертах как солист и дирижер. Композитор превосходно владел флейтой и фортепиано. Он был одарен большой силой воздействия на своих слушателей.

Искусством Комитаса были покорены известные музыканты: Венсан д'Энди, Габриель Форе, Камиль Сен-Санс...

В 1906 году после одного из концертов выдающийся французский композитор Клод Дебюси взволновано воскликнул: "Гениальный отец Комитас! Преклоняюсь перед Вашим музыкальным гением!"

И в Константинополе Комитас не нашел бескорыстных единомышленников, которые помогли бы осуществить его планы. Более того: если в Эчмиадзине он был со своим родным народом, был близок к его быту и искусству, то в Константинополе он был лишен и этого. Тем не менее, он продолжал напряженно работать. Особое внимание уделяет Комитас созданию духовных произведений. В этой сфере его шедевр - "Патараг" ("Литургия"), написанный для мужского хора.

В период I мировой войны правительство младотурков начало осуществлять свою чудовищную программу по жестокому и бесчеловечному уничтожению части армянского народа. В апреле 1915 года вместе с целым рядом выдающихся армянских писателей, публицистов, врачей, юристов был арестован и Комитас. После ареста, сопровождаемого насилием, он был сослан в глубь Анатолии, где стал свидетелем зверского уничтожения светлых умов нации.

Интуиция его не подведет: апрельским днем 1915 года действительно произойдет нечто беспрецедентное - единовременное умерщвление сотен поэтов, художников, музыкантов, учителей, врачей, загнанных в длинную шеренгу лучших представителей одной нации. В составе шеренги и Комитас. Жестокий ятаган, увы, не сжалится над ним - оставит архимандрита жить.

И несмотря на то, что благодаря влиятельным личностям Комитас был возвращен в Константинополь, пережитый кошмар оставил глубокий, неизгладимый отпечаток в его душе. Комитас уединился от внешнего мира, укрылся в своих мрачных и тяжелых думах - сломленный и печальный.

В 1916 году здоровье Комитаса ухудшилось, и его поместили в психиатрическую клинику. Однако не было никакой надежды на выздоровление. Медицина оказалась бессильной перед губительной болезнью.

Специалисты психиатрической больницы Вил-Жуиф знали об армянском пациенте многое: в самом начале века Париж не только признал, но и был покорен Комитасом. Зачитанные им два доклада на форуме Международного музыкального общества - «Армянская народная музыка» и «О старой и новой натописи армянской духовной музыки» - произвели настоящий фурор в среде европейских композиторов и музыковедов. Его работы над расшифровкой теории древних гласов и армянских хазов, отличных от нот древнейших музыкальных символов и знаков, оказали шокирующее воздействие на композиторов: Комитасу предложили зачитать незапланированный программой форума новый доклад - «О времени, месте, акцентуации и ритме армянской музыки». Париж любил не только музыковеда, но и музыканта Комитаса: превосходно владеющий флейтой и фортепиано, он выступал с концертами как солист и как исполнитель. Французские композиторы Венсан д'Энди, Габриель Форе, Ка-миль Сен-Сане не скрывали своего восхищения его творчеством, а выдающийся Клод Дебюсси в 1906 году воскликнул прямо из партера: «Гениальный отец Комитас! Преклоняюсь перед Вашим музыкальным гением!»... Специалисты психиатрической больницы Вил-Жуиф действительно знали об армянском пациенте многое. Увы, но сам он уже ничего толком не знал.

Гений армянской музыки нашел свое последнее пристанище в Париже, в пригородной лечебнице Вил-Жуиф, проведя там почти 20 лет.

«Комитас не сходил с ума, до конца жизни он был здоров. Вы поймете это, если прочитаете воспоминания посещавших его людей. Изучать Комитаса очень сложно, так как материалы разбросаны по всему миру, там совершенно разная орфография».

Первая книга – «Комитас: психологический анализ» - вышла в свет в 2011 году. В этой книге психолог Мелине Гарагашьян, сопоставив собранные ею материалы и факты, попыталась доказать, что Комитас не сходил с ума: у него было шоковое состояние, которое было бы преодолено, если б он вернулся в свою естественную среду. Эта книга является продолжением первой: количество фактов и изученных материалов возросло.

Изучением Комитаса психолог занимается долгие годы. Заинтересоваться темой ее «заставили» 2 фотографии, которые хранила в своей сумке ее свекровь. Фотографию с надписью «Дорогой сестре, Марик. Вардапет Комитас, 1909» ей послал сам Комитас – ее двоюродный и молочный брат.

Книга состоит из двух частей. В первой рассказывается о Комитасе «догеноцидного» периода: о его детстве, семье, образовании и т.д., а во второй части описаны события с 1915 годадо последних дней мастера. Книга была опубликована при содействии Министерства культуры РА. Сейчас готовы также русский и английский переводы книги, остается лишь найти средства для их публикации.

Вот уже 19 лет он стоит у решетчатого окна своей палаты и наблюдает мерцание звезд. Вспыхнувшая перед отрешенным взором отшельника звезда покатилась вниз, но он опять не загадал - это была покатившаяся звезда великого Комитаса, разбудившая колокола.

22 октября 1935 года прервалась жизнь Великого Комитаса.

Весной 1936 года его прах был перевезен в Армению и предан земле в Ереване - в пантеоне деятелей культуры.

Не менее трагической была и судьба творческого наследия Комитаса. Большинство его рукописей были уничтожены или растеряны по всему миру...

"Армянский народ в песне Комитаса нашел и узнал свою душу, свое духовное "я". Комитас Вардапет - начало, не имеющее конца. Он должен жить армянским народом, и народ должен жить им, отныне и навсегда". (Католикос всех Армян Вазген Первый)

В 2015 году Виген Чалдранян - армянский кинорежиссер- снял свою драму “Alter Ego”(“Молчане Вардапета”), и зритель в декабре того же года смог его увидеть. "Для меня Комитас всегда был далеким светом, к которому я пытался приблизиться. Но надо было созреть, чтобы сделать о нем фильм”, – сказал о своей работе режиссер.

Фотографии: komitasmuseum.am

Материал подготовила: Марина Галоян

Лента

Рекомендуем посмотреть