Легенда кинематографа: звезда Анны Маньяни взошла над Римом, над ним она и погасла - RadioVan.fm

Онлайн

Легенда кинематографа: звезда Анны Маньяни взошла над Римом, над ним она и погасла

2023-03-10 20:46 , Немного О..., 1385

Легенда кинематографа: звезда Анны Маньяни взошла над Римом, над ним она и погасла

Ее называют иконой послевоенного итальянского кино. Режиссеры с мировыми именами восхищались талантом актрисы, с легкостью перевоплощавшейся в героинь с диаметрально противоположными характерами. Взрывной темперамент, фактурность и удивительная органичность превратили Анну Маньяни в легенду. Она воплотила обобщённый образ итальянки на экране, стала символом вечного города, очаровала Теннеси Уильямса и мимоходом завоевала «Оскар».

Родилась звезда итальянского неореализма весной 1908 года. Долгое время существовала легенда, что Анна Маньяни родилась в далёкой и загадочной Александрии, но актриса утверждала, что это миф. Её мама в самом деле уехала жить в Египет, однако это случилось уже после рождения дочери.Анна же осталась на попечении своей бабушки и многочисленных родственников. Она выросла в трущобах Рима, не зная ни отца, ни матери. И всю жизнь чувствовала эту недостачу. «Я родилась в Риме, на той стороне Тибра, где нет дворцов. Я жила с бабушкой, пятью тетями и одним дядей. Я не была ни веселой, ни счастливой, больше всего на свете мне недоставало матери. Может быть, именно этим объясняются мои комплексы, так как у меня они, безусловно, есть», ― рассказывала Анна.

С матерью будущая актриса впервые встретилась, когда ей было 9, а в 15 ещё раз навестила её в Египте. Контакт наладить так и не удалось, и последняя поездка принесла Анне лишь боль и разочарование: «...я ― увы! ― не сумела по-настоящему покорить ее сердце», ― пишет Анна в своих воспоминаниях. Одним из самых близких людей для Маньяни долгие годы оставалась её бабушка. Но и её сил не хватило, чтобы затмить то одиночество и сиротство, которые актриса переживала всю свою жизнь.

Какое-то время Анна училась во французском классе при католическом монастыре, где неплохо овладела языком и игрой на фортепиано. В школьные же годы она увлеклась театром: первым актёрским опытом стали рождественские пьесы, в постановке которых Анна участвовала каждый год.

В целом же актриса училась плохо ― школу не любила и смогла окончить только благодаря хорошей памяти. Зато рано осознала, чем хочет заниматься в жизни и в 16 лет без труда поступила на двухлетний курс в Королевскую академию драматического искусства имени Элеоноры Дузе.

«Очевидно, именно стремление к независимости заставило меня избрать свою профессию. Может быть, я избрала ее, потому что мне хотелось быть любимой, хотелось, чтобы мне дарили любовь, которую до сих пор мне приходилось только выпрашивать», ― вспоминала актриса впоследствии.

Несмотря на то, что сразу после окончания академии Анна подписала контракт с одной из театральных трупп, ранние годы своей карьеры она описывала довольно мрачно: «Как я начинала? Театральный зал после спектакля, недоеденный бутерброд, затхлый запах провинциальных лож, умывальник, всю ночь монотонно роняющий капли и доводящий вас до безумия... еще двести километров в поезде, и опять репетиции, и опять убегающий от тебя сон... и постоянное волнение перед выходом на сцену... Роли субреток, со скоростью молний, пробегающих из конца в конец сцены со словами: «Обед готов, мадам». Отчаяние, тяжелые приступы хандры, слезы унижения».

Театр так и не принёс Маньяни желаемой любви и славы. После нескольких лет гастролей труппа, в которой служила Анна, распалась, и актриса осталась без работы…

Ещё во время учёбы в театральной академии Анна начала подрабатывать как певица в кабаре и ночных клубах. После распада первой театральной труппы, в которой играла Маньяни, её активность почти целиком сосредоточилась на эстрадной сцене. Особого успеха актриса достигла в жанре ревю ― разновидности музыкального театра. В качестве певицы и артистки ревю Маньяни получила некоторую известность уже в 30-е годы. Её даже называли «итальянской Эдит Пиаф». Как и оригинальная Эдит Маньяни профессионально не обучалась вокалу и не вписывалась в общепринятые стандарты красоты. Однако сила её природного таланта никого не оставляла равнодушным.

Именно в образе певицы впервые увидел Анну режиссер Гоффредо Алессандрини. Он влюбился в неё, случайно попав на ревю, в котором блистала артистка. Вскоре Маньяни вышла за Гоффредо замуж и сыграла небольшую роль в его картине «Слепая из Сорренто». Это не принесло ей успеха в кино, а на какое-то время Анна и вовсе бросила карьеру, решив стать домохозяйкой. «Уж очень я влюбилась в него. Я больше не думала о театре. По правде сказать, я вообще перестала думать, и когда он спросил: «Может, поженимся?» ― я сразу ответила «да». Если бы он меня спросил: «Может, бросимся в Тибр?» ― я тоже ответила бы «да», ― признавалась актриса.

На сцену Маньяни вернуло расставание с Алессандрини. Они несколько лет прожили вместе, но счастья за это время было немного. Гоффредо стал изменять Анне, она же была безумно влюблена в него и не хотела, не могла мириться с этим. Расставание с мужем ранило актрису, и не оставило выбора ― она вернулась в профессию.

Успех пришёл к Анне Маньяни достаточно поздно. К началу 40-х она получила скромную известность как артистка эстрады и снялась в 7 фильмах. До настоящей же славы было далеко. Самой интересной работой актрисы в кино к этому моменту была роль в картине Витторио де Сика «Тереза-Пятница».

Перелом случился только в 1945 году, когда Маньяни исполнилось уже 37 лет. Именно тогда она знакомится с Роберто Росселлини, который приглашает Анну на главную роль в своей новаторской картине «Рим ― открытый город». Фильм стал манифестом итальянского неореализма и прославил как режиссёра, так и актрису. Он был высоко оценен в США, мировой столице кинематографа, и взял главный приз Каннского кинофестиваля, а также множество других наград. Маньяни моментально превратилась из никому неизвестной актрисы третьего ряда в звезду мировой величины.

Успех Анны Маньяни тесно связан с рождением итальянского неореализма. После выхода фильма Росселлини она стала главной звездой нового направления и следующие несколько лет была нарасхват. Актриса успела поработать практически со всеми значимыми мастерами послевоенного итальянского кинематографа. Самыми известными картинами, в которых снялась Анна, стали «Бандит» Альберто Латтуады в 1946 году, «Депутатка Анджелина» Луиджи Дзампы в 1947, «Мечты на дорогах» Марио Камерини в 1948, «Самая красивая» Лукино Висконти в 1951.

К началу 50-х Маньяни была главной кинозвездой Италии. За роль в картине «Депутатка Анджелина» она получила первую премию Венецианского кинофестиваля, а её известность обрела уже мировой характер. Дело дошло и до Голливуда. Туда Маньяни позвал знаменитый американский драматург Теннеси Уильямс. Специально для Анны он написал пьесу «Татуированная роза» ― настолько писателя поразила игра итальянской актрисы. Однако выходить на бродвейскую сцену Маньяни отказалась, она считала, что недостаточно хорошо говорит по-английски для этого.

Зато на фильм Анна согласилась. Он вышел в прокат в 1955 году и имел огромный успех. За главную женскую роль Маньяни получила сразу три премии ― «Оскар», «Золотой глобус» и «BAFTA». Это был триумф, и он закрепил звёздный статус актрисы.

Голливудская карьера Маньяни была яркой, но недолгой. Кроме «Татуированной розы» она снялась ещё в паре картин, в том числе вместе с Марлоном Брандо в фильме «Из породы беглецов». Но в разряд голливудских звёзд, как та же Ингрид Бергман, Маньяни не перешла, оставшись, прежде всего, иконой итальянского кино.

Востребованность Анны Маньяни в работах итальянских неореалистов была связана с уникальной природой её таланта. Франко Дзеффирелли, который поставил вместе с актрисой спектакль «Волчица», отзывался о ней так: «Она обладает способностью помещать сцену в реальное, а не в реалистическое измерение. Маньяни работает с четкостью подлинного мастера, у нее нет ничего случайного, мелкого, все она делает на высоком профессиональном уровне».

Сходным образом говорил о Маньяни и Роберто Росселлини: «Она, когда играла, забывала обо всем, и в этом была ее невероятная сила».

К месту пришлась и, казалось бы, не слишком яркая внешность актрисы. Маньяни не была привлекательной в том смысле, как это понимают модные журнал. Она была выразительной, она была запоминающейся, в ней чувствовалась глубина и индивидуальность, которые подчеркивались эмоциональным, по-настоящему итальянским темпераментом. Всё это помогло актрисе воплотить обобщённый образ «простой» итальянки на экране ― женщины из народа. А именно такие образы ― «простых» людей, способных к добру и солидарности ― и лежат в основе эстетики итальянского неореализма. Анна Маньяни стала одним из главных выразительных средств этого направления в итальянском кино.

В полную силу названный типаж в исполнении Маньяни появился в картине «Рим ― открытый город», где она сыграла трагическую роль Пины ― невесты рабочего Франческо. В следующих фильмах Анна также чаще всего играла итальянских женщин «из народа». В исполнении Маньяни типичная итальянка предстаёт не только темпераментной и сексуальной, но и необыкновенно деятельной, готовой бороться за то, во что верит ― за свою семью, за соседей и близких. Стереотипные представления об итальянке как о крикливой и слегка истеричной женщине, размахивающей руками ― также вписываются в этот типаж, однако теряют свой сатирический характер, обнажая глубину и драму.

P. S.

Символично, что успех Анны Маньяни связан с фильмом, одним из главных героев которого был город Рим. С ростом популярности актриса и сама превратилась в символ этого города. И даже последняя картина в её фильмографии оказалась завязана на итальянскую столицу. В 1972 году Анна в последний раз появилась на экране: она сыграла саму себя в фильме Федерико Феллини «Рим». В сентябре 1973-го ее не стало Круг замкнулся. Звезда Маньяни взошла над Римом, над ним она и погасла.

Лента

Рекомендуем посмотреть