Как это было: находка гробницы Тутанхамона стала одним из главных открытий в археологии и истории Древнего Египта - RadioVan.fm

Онлайн

Как это было: находка гробницы Тутанхамона стала одним из главных открытий в археологии и истории Древнего Египта

2022-11-04 19:17 , Минутка истории, 608

Как это было: находка гробницы Тутанхамона стала одним из главных  открытий в археологии и истории Древнего Египта

Тутанхамон был фараоном из XVIII династии Нового царства, его правление продолжалось приблизительно с 1332 по 1323 год до нашей эры. Тутанхамон был весьма незначительным правителем и не прославился в истории абсолютно ничем. Он погиб в возрасте 19 лет, и долгое время ученые не могли установить причину его ранней смерти (сегодня наиболее достоверная гипотеза — фараон погиб от малярии и перелома костей). И если бы не памятники из его гробницы, имя Тутанхамона упоминалось бы только в узком кругу учёных-египтологов. Но в ноябре 1922 года состоялось одно из крупнейших археологических открытий XX века — в «Долине царей» впервые была обнаружена неразграбленная царская гробница, содержавшая полный погребальный комплекс уникальных по сохранности и художественной ценности предметов. Таким образом, это открытие стало одним из главных для археологии и истории Древнего Египта.

Честь открытия гробницы Тутанхамона принадлежит английскому археологу Говарду Картеру и лорду Карнарвону, финансировавшему экспедицию. Богатый, независимый человек, спортсмен, собиратель произведений искусства и путешественник, совершивший кругосветное плавание на паруснике, лорд Карнарвон ещё юношей увлёкся древностями. Он был завсегдатаем антикварных магазинов, коллекционировал старые гравюры и рисунки.

Говард Картер (справа) и лорд Карнарвон во время раскопок в Долине Царей. 1922 год

В археологии он увидел возможности сочетать две обуревавшие его страсти — к спорту и собирательству, и с 1906 года Карнарвон сначала самостоятельно, а затем в сотрудничестве с археологом-профессионалом Говардом Картером, вёл раскопки в «Долине царей». В последующие годы они вели раскопки в разных частях фиванского некрополя, но только в июне 1914 года получили концессию на раскопки в Долине Царей.Так в результате целеустремлённых многолетних археологических поисков состоялось великое открытие.

Хотя многие исследователи были убеждены, что в Долине уже всё перекопано и найти ничего нового там невозможно, Говард Картер верил, что гробница Тутанхамона ещё не обнаружена и что она должна находиться неподалёку от центра Долины Царей. На зимний сезон 1914/15 года было намечено начало раскопок, но разразилась Первая мировая война, спутавшая планы археологов на время.

В феврале 1915 года Картер и Карнарвон приступили к планомерным поискам. Это был довольно смелый шаг: «Долина царей» к тому времени считалась хорошо изученной, здесь побывали десятки экспедиций, и весь учёный мир был убеждён, что время великих открытий в «Долине царей» миновало. Тем не менее Картер и Карнарвон были твёрдо убеждены в успехе. «Рискуя быть обвинённым в том, что я проявляю прозорливость задним числом, я тем не менее считаю себя обязанным заявить, что мы твёрдо надеялись найти совершенно определённую гробницу, а именно: гробницу фараона Тутанхамона», — писал впоследствии Картер.

Тщательно, метр за метром, его сотрудники обследовали «Долину царей». Всю территорию, на которой могла находиться гробница Тутанхамона, расчистили от грунта. Необследованным оказался лишь небольшой клочок земли, на котором стояли лачуги, где жили рабочие некрополя.

«Сезон проходил за сезоном, не принося результатов, — вспоминал Говард Картер. — Мы вели расколки месяцами, трудились с предельным напряжением и не находили ничего. Только археологу знакомо это чувство безнадёжной подавленности. Мы уже начали смиряться со своим поражением и готовились оставить Долину, чтобы попытать счастья в другом месте».

В тот день, когда археологи приступили к сносу хижин рабочих и раскопкам последнего нерасчищенного участка территории, было сделано открытие. 3 ноября 1922 года под первой же сломанной хижиной была обнаружена высеченная в скале ступенька. Когда лестницу расчистили, на уровне двенадцатой ступеньки показался дверной проём, замурованный и запечатанный печатью. Археологи стояли на пороге тайны…

Вход в гробницу

«Я понял, что случилось нечто необыкновенное, и вскоре с радостью услышал: под первой же снятой хижиной обнаружена высеченная в скале ступенька. Это известие было слишком хорошим, чтобы я мог в него поверить. Однако быстро проведённая дополнительная расчистка убедила меня в том, что мы действительно обнаружили начало высеченного в скальном грунте спуска, который находился на четыре метра ниже входа в гробницу Рамсеса VI и на такой же глубине от теперешней поверхности Долины», — писал Картер в своём дневнике.

Картер осмотрел печать: это была печать царского некрополя с изображением шакала и девяти пленных. Следовательно, там, в гробнице, покоился прах какой-то высокопоставленной особы. Дрожа от нетерпения, Картер пробил в двери отверстие такого размера, чтобы туда можно было просунуть электрическую лампочку, и обнаружил, что весь проход по ту сторону двери завален камнями и щебнем. Это лишний раз доказывало, что гробницу пытались максимально обезопасить от непрошеных гостей.

«Стражи» перед частично разобранным входом в погребальную камеру

«Внезапность этой находки так ошеломила меня, а последующие месяцы были так наполнены событиями, что я едва нашёл время собраться с мыслями и всё это обдумать», — признавался Картер.

Утром 6 ноября Картер отправил Карнарвону телеграмму: «Наконец удалось сделать замечательное открытие в Долине. Великолепная гробница с нетронутыми печатями. До Вашего приезда всё снова засыпано. Поздравляю».

Более двух недель провёл Картер в томительном ожидании. 23 ноября лорд Карнарвон вместе со своей дочерью леди Эвелин прибыл в Луксор.

24 ноября дверь была полностью расчищена. В её нижней части был обнаружен оттиск печати с ясно читаемым именем Тутанхамона. Сомнений не оставалось — это была гробница фараона.

Но радость открытия соединилась с большой тревогой: обнаружилось, что часть замурованного входа в гробницу оказалась дважды последовательно вскрытой, а затем вновь заделанной. Следовательно, грабители побывали в гробнице. Но успели ли они её разорить? — вот что теперь волновало исследователей.

«Гробница вовсе не была, как мы надеялись, совершенно нетронутой. Грабители побывали в ней, и даже не раз», — пишет Картер. Но то обстоятельство, что гробница была вновь запечатана, говорило о том, что грабителям не удалось очистить её полностью.

Расчистив галерею, археологи натолкнулись на вторую дверь, тоже опечатанную. Наступил решительный момент.

«Дрожащими руками, — вспоминает Картер, — я проделал небольшое отверстие в левом верхнем углу замурованной стены. Темнота и пустота, в которую щуп свободно уходил на всю длину, говорили о том, что за этой стеной уже не было завала, как в только что очищенной нами галерее. Опасаясь скопления газа, мы сначала зажгли свечу. Затем, расширив немного отверстие, я просунул в него свечу и заглянул внутрь».

Лорд Карнарвон, леди Эвелин и другие участники раскопок, стоя позади Картера, с тревогой ожидали приговора.

«Сначала я ничего не увидел. Тёплый воздух устремился из комнаты наружу, и пламя свечи замигало. Но постепенно, когда глаза освоились с полумраком, детали комнаты начали медленно выплывать из темноты. Здесь были стройные фигуры зверей, статуи и золото — всюду мерцало золото! На какой-то миг — этот миг показался, наверное, вечностью тем, кто стоял позади меня, — я буквально опешил от изумления.

Не в силах более сдерживаться, лорд Карнарвон с волнением спросил меня: „Вы что-нибудь видите?“ Единственно, что я мог ему ответить, было: „Да, чудесные вещи“. Затем, расширив отверстие настолько, чтобы в него можно было заглянуть вдвоём, мы просунули внутрь электрический фонарь».

При свете фонаря из темноты возникли фантастические животные с горящими глазами, матово поблёскивающие большие статуи, массивный золотой трон, алебастровые и золотые сосуды… Головы диковинных зверей отбрасывали на стены чудовищные тени. Словно часовые, стояли одна против другой две статуи из чёрного дерева, в широких золотых передниках, в золотых сандалиях, с палицами и жезлами. Их лбы обвивали золотые изображения священных змей. В темноте сияли инкрустированные белой пастой и алебастром глаза.

Словно заворожённые, стояли Карнарвон и Картер, глядя на всю эту мёртвую роскошь и на сохранившиеся на протяжении стольких тысячелетий следы жизни. Прошло немало времени, прежде чем они очнулись и убедились, что в этом помещении не было ни саркофага, ни мумии…

Обойдя шаг за шагом все помещения, археологи обнаружили между статуями часовых ещё одну, третью, запечатанную дверь. «В мыслях нам уже представилась целая анфилада комнат, похожих на ту, в которой мы находились, тоже наполненных сокровищами, и у нас захватило дух», — вспоминал Картер.

27 ноября археологи обследовали дверь и убедились в том, что рядом с дверью, прямо на уровне пола, находится ход, тоже запечатанный, но позднее, чем сама дверь. Значит, и здесь успели побывать грабители? Но что могло скрываться за этой дверью? И почему грабители попытались проникнуть за третью дверь, не обратив никакого внимания на те богатства, которые находились перед ними? Какое же неслыханное сокровище они искали, если даже спокойно прошли мимо кучи золотых вещей, лежавших в первом помещении?

Картер и Карнарвон уже понимали, что за третьей дверью их ожидает нечто совершенно необычное. Но, несмотря на сжигавшее их нетерпение, они решили действовать методично и последовательно.

Всю осень и зиму археологи планомерно расчищали гробницу и вывозили из неё находки, сделанные в первой камере. Здесь оказалось около семисот различных предметов. От пристани на Ниле прямо к гробнице Тутанхамона была проложена узкоколейная железная дорога, по которой тяжёлые ящики доставляли к специально зафрахтованному пароходу. Расстояние было небольшое — всего полтора километра, но так как рельсов не хватало, пришлось прибегнуть к хитрости: когда вагонетка проходила некоторое расстояние, путь позади неё разбирали, а снятые рельсы укладывали впереди вагонетки. Так драгоценные находки проделали обратный путь спустя три тысячелетия после того, как они были торжественно доставлены с берега Нила в гробницу усопшего царя. Ещё через семь дней они были в Каире.

Транспортировка ценностей по временной железной дороге

В пятницу, 17 февраля 1923 года, в 2 часа дня в передней комнате гробницы собралось примерно двадцать человек — учёные и члены правительства. Никто из них не подозревал, что именно суждено увидеть им через какие-нибудь два часа.

Египетские археологи и мальчик-помощник разбирают перегородку, чтобы открыть погребальную камеру Тутанхамона

С величайшими предосторожностями Картер принялся разбирать замуровку, скрывающую вход во второе помещение. Работа была тяжёлой и требовала много времени: кирпичи могли обрушиться и повредить то, что находится за дверью. Когда было проделано первое отверстие, «искушение сейчас же прервать работу и заглянуть в расширявшееся отверстие было так велико, что мне с трудом удавалось его побороть», — пишет Картер. Через десять минут он просунул в расширенное отверстие электрический фонарь.

То, что он увидел, было совершенно неожиданно, невероятно и непонятно: перед ним была… глухая стена! И только когда отверстие ещё больше расширили, все присутствующие увидели, что это была стена из чистого золота…

То, что Картер первоначально принял за стену, на самом деле было всего лишь передней стенкой самого огромного и дорогого в мире саркофага.

Понадобилось два часа тяжёлой работы для того, чтобы расширить отверстие настолько, чтобы в него можно было войти. Погребальная камера, как оказалось, находилась примерно на метр ниже, чем передняя комната. Картер вошёл в неё первым. Перед ним возвышался сверху донизу покрытый листовым золотом саркофаг размерами 5,2 x 3,35 x 2,75 м, занимавший едва ли не всё помещение. Только узкий проход, шириной около 65 см, весь заставленный погребальными приношениями, отделял её от стены.

Расположенные с восточной стороны большие двустворчатые двери саркофага были хотя и закрыты на засов, но не запечатаны. Дрожащей рукой Картер отодвинул засов. Со скрипом раскрылись двери, и перед ним оказался ещё один обитый золотом ящик. Как и первый, он был заперт. Но на этот раз печать была цела!

Это был поистине звёздный час Картера и Карнарвона. Они обнаружили первое и пока единственное неразграбленное захоронение египетского фараона! Казалось, большего успеха невозможно было ожидать. Но тем не менее этот успех ещё ждал их!

Дойдя до другого конца погребального покоя, они неожиданно обнаружили маленькую дверь, которая вела в третье — помещение сравнительно небольшую по размерам комнату. «Даже беглого взгляда было достаточно, чтобы понять, что именно здесь находятся величайшие сокровища гробницы», — писал впоследствии Картер.

Рисунок Говарда Картера

Исследование этой величайшей в истории археологии находки растянулась на несколько лет. Зимой 1926/27 гг. был вскрыт обитый золотом саркофаг. В нём находился второй, во втором — третий…

«Сдерживая волнение, приступил я к вскрытию третьего ящика, — писал Картер. — Я, наверное, никогда не забуду этот напряжённейший момент нашей кропотливой работы. Я разрезал верёвку, удалил драгоценную печать, отодвинул засов, открыл дверцы и… перед нами оказался четвёртый ящик. Он был точно такой же, как и остальные, но только ещё роскошнее и красивее, чем третий. Впереди снова неизвестность…

Что скрывалось за незапечатанными дверями этого ящика? В страшном волнении я отодвинул засов. Медленно открылись дверцы. Перед нами, заполняя собой чуть ли не весь ящик, стоял огромный, совершенно целый саркофаг из жёлтого кристаллического песчаника. Казалось, чьи-то милосердные руки только что опустили его крышку. Какое незабываемое, великолепное зрелище! Золотое сияние ящика ещё больше усиливало впечатление. По четырём углам саркофага распростёрли крылья богини, словно защищая и охраняя того, кто спал здесь вечным сном».

84 дня понадобилось для того, чтобы убрать два верхних ящика и освободить погребальную камеру. Наконец, 3 февраля увидели царский саркофаг во всём его великолепии — высеченный из цельной жёлтой кварцитовой глыбы, 2,75 м длиной, полтора метра шириной и полтора метра высотой. Сверху он был прикрыт гранитной плитой.

Говард Картер изучает третий золотой саркофаг Тутанхамона

В тот день, когда лебёдки начали поднимать эту плиту, вес которой составлял около 1,5 тонны, в гробнице снова собралось множество народу. «Когда плита начала подниматься, наступила мёртвая тишина. В первый момент всех охватило разочарование: ничего, кроме просмолённых полотняных бинтов. Но, когда бинты были размотаны, все увидели мёртвого фараона»…

Так показалось на первый взгляд. На свет появилась не мумия фараона, а его скульптурный портрет из золота. Золото ослепительно сверкало, и вся скульптура выглядела так, как будто её только что принесли из мастерской. В скрещённых руках фараон держал знаки царского достоинства: жезл и инкрустированную лазуритом и синей пастой плеть. Синие лазуритовые полосы блестели на головной повязке царя. Лицо было сделано из чистого золота, глаза из арагонита и обсидиана, брови и веки из стекла цвета лазурита. Это лицо напоминало в своей неподвижности маску, и в то же время оно было словно живое. Рядом лежал скромный венок — последнее «прости» любимому супругу от молодой вдовы…

Археологи сняли золотую крышку. Под ней оказалась вторая, изображавшая лежащего в богатом убранстве фараона в образе бога Осириса. То же самое увидели и тогда, когда вскрыли третий гроб. В ходе этой работы её участники обратили внимание на то, что гробы были очень тяжелы. Причина этой поразительной тяжести стала ясна с первого взгляда: третий гроб длиной в 1,85 м был сделан из чистого массивного золота толщиной в три миллиметра. Трудно было даже приблизительно назвать стоимость этого сокровища.

Семь саркофагов, помещённых один в другой, вскрыли археологи, прежде чем добрались до восьмого, в котором лежала мумия фараона. Наступил последний решающий момент. Было вынуто несколько золотых гвоздиков, затем крышку гроба приподняли за золотые скобы. Перед археологами лежал Тутанхамон…

«Сложные и противоречивые чувства, овладевающие человеком в такие моменты, невозможно выразить словами», — вспоминал Картер. Он увидел «…благородное, с правильными чертами, полное спокойствия, нежное юношеское лицо с чётко очерченными губами».

Мумию украшало просто невероятное количество драгоценностей. Лицо покрывала маска из кованого золота с портретными чертами фараона. Под каждым слоем бинтов обнаруживались всё новые и новые сокровища. Фараон был буквально усыпан с ног до головы золотом и драгоценными камнями!

Но ещё большие сокровища были найдены в гробнице Тутанхамона. Здесь находились бесчисленные предметы материальной и духовной культуры древних египтян, и каждый из них мог послужить достаточным вознаграждением за зиму тяжёлых археологических раскопок. Более того, египетское искусство целой эпохи было представлено здесь в таком многообразии и такими совершенными образцами, что Картеру было достаточно беглого взгляда, чтобы понять: тщательное изучение всех этих сокровищ «приведёт к изменению, если не к полному перевороту во всех прежних воззрениях и теориях». Мебель и посуда, ювелирные изделия, оружие, колесницы и модели кораблей — всё это и сегодня поражает разнообразием формы и красотой.

Все эти бесценные сокровища хранятся теперь в Каирском музее.

P. S.

Все то, что фараон Тутанхамон унес с собой в загробное царство 33 века назад, благодаря Говарду Картеру вернулось из небытия и предстало во всем своем пышном великолепии. Его открытие оказалось настоящей машиной времени.

В публикации использованы материалы изданий «Фактъ», BBC, diletant.media.

Лента

Рекомендуем посмотреть