История одного шедевра: «Поцелуй Иуды» Джотто – когда истина сталкивается с предательством, а абсолютное добро – со злом - RadioVan.fm

Онлайн

История одного шедевра: «Поцелуй Иуды» Джотто – когда истина сталкивается с предательством, а абсолютное добро – со злом

2022-10-02 20:50 , История Одного Шедевра, 350

История одного шедевра: «Поцелуй Иуды» Джотто – когда истина сталкивается с предательством, а абсолютное добро – со злом

Творчество итальянского живописца и архитектора XIII – XIV веков Джотто ди Бондоне – водораздел между средневековой готикой и искусством Возрождения, тот рубикон, перейдя который европейская живопись кардинально и навсегда изменит свой облик. Миссия Джотто – преодоление византийской иконописной традиции.

Это Джотто первым начнёт изображать библейские события не на условном, а на вполне конкретном архитектурном или пейзажном фоне. Это он «изобретёт» композицию – такой способ передавать события Священной истории, при котором главенствует не строго установленный канон, а его собственная точка зрения, его единственное в своем роде авторское видение. Это Джотто начнёт намечать перспективу и разрабатывать глубину пространства. Это он впустит в религиозную живопись живые эмоции. И это Джотто преодолеет средневековую плоскостность, догадавшись, что если постепенно высветлять или затемнять локальный цвет, то получишь объемную и пластичную форму.

Начиная с работ Джотто ди Бондоне, европейская живопись изберёт своим ориентиром не умозрение, а реальность.

В самом начале XIV века Джотто получает интересный заказ – расписать небольшую часовню в Падуе. Сейчас она известна под двумя названиями. Первое – капелла Санта Мария дель Арена, потому что сооружалась на месте, где когда-то шумел и неистовствовал античный амфитеатр. А второе – капелла Скровеньи, по фамилии богатого семейства, на средства которого она возводилась.

Капелла Скровеньи

Художник прибыл в Падую со своей «бригадой» – живописцами и подручными рабочими уже собственной мастерской, и работа закипела. Джотто разработал уникальный и очень зрелищный «проект» оформления часовни. Все её стены и плафон будут покрыты несколькими параллельными рядами превосходных фресок числом не менее 38-ми. Художник решает рассказать евангельскую историю как серию последовательных эпизодов.

Посетитель капеллы видит у Джотто не лики, не условные фигуры – живых персонажей из плоти и крови: Дева Мария торжественно шествует к алтарю в сопровождении весёлого свадебного кортежа; Христос и Иуда напряжённо всматриваются друг в друга; Мария с выражением глубочайшей скорби склонилась к лицу мертвого Сына… Это уже не иконописные образы, а это полноценные живописные герои, переживающие настоящие человеческие эмоции и драмы. И именно поэтому принято считать: с Джотто начинается великая ренессансная живопись.

Фрески Джотто, которыми он наиболее знаменит, – «Встреча у Золотых ворот», «Бегство в Египет», «Поцелуй Иуды», «Оплакивание Христа» – все они принадлежат капелле Скровеньи.

История создания «Поцелуя Иуды»

«Взятие Христа под стражу, или Поцелуй Иуды» – одна из самых выразительных и проникновенных фресок Джотто в Капелле Скровеньи, небольшой частной часовне в городе Падуя на севере Италии, которая обеспечила немеркнущую славу Джотто на семь веков вперёд.

Джотто ди Бондоне. Взятие Христа под стражу (Поцелуй Иуды). Сцены из жизни Христа, 1306г

«Поцелуй Иуды» потрясает зрителя небывалым (и почти немыслимым для начала треченто, когда фреска создавалась) эмоциональным накалом. Мы становимся свидетелями беспокойного столпотворения, видим длинные факелы, мечи и копья, дрожащие в неверных руках на фоне темно-синего ночного неба и чувствуем, как наэлектризован воздух в преддверии свершающихся событий. Стражники готовы взять под стражу того, кого поцелует Иуда. Истина здесь сталкивается с предательством, абсолютное добро – со злом. Лица Христа и Иуды олицетворяют это противопоставление, этот разительный контраст.

Вот как описывает его искусствовед Паола Волкова в видеоцикле «Мост над бездной»: «…Благородное, прекрасное лицо Христа: золотые густые волосы, светлое чело, спокойный взор, колонна шеи, серьезное, сосредоточенное лицо. Так Христа – как героя, как изумительно красивого человека – будет потом, 100 лет спустя, изображать итальянское Возрождение. Это очень важно: не измождённое, измученное страданием лицо, не истекающее кровью на кресте тело, не умученная плоть, а прекрасный мужчина, полный сил. И к нему приближает своё лицо какой-то просто чёрный кабан, черный поросёнок! Если лоб у Христа выпуклый, то у него вогнутый, как у неандертальца; маленькие глазки под нависшими лобными костями всматриваются в его глаза».

Христос – совершенен и прекрасен, Иуда – безобразен и толст, этого не может скрыть одежда. Плащ Иуды на этой фреске считается одним из больших живописных достижений Джотто. Во-первых, никто до него не изображал драпировки одежды столь правдоподобно описывающими контуры тела и передающими стремительность движения. Во-вторых, интереснейшим композиционным решением Джотто было написать плащ Иуды так, чтобы он почти полностью закрывал Христа, словно поглощая его.

Очень многое из того, что мы видим в джоттовском «Поцелуе Иуды», возникает в истории живописи впервые. В первый раз художник изображает то, что потом станут называть «поединок взглядов».

В первый раз готовый иконописный канон, пришедший из византийской живописи, заменяет реалистическая сценка, полная драматизма и волнения. Впервые столь ярко неоднородной выглядит толпа. Апостол достал хлебный нож и в аффекте отсекает ухо стражнику. Священник на первом плане указывает пальцем: «Возьмите его!».

Некто, развёрнутый спиной, тянет кого-то соседнего за одежды. Стражник рядом с Иудой в высоком чёрном шлеме в давке наступает на ногу стоящему рядом. А кто-то (вероятно, ангел) на дальнем плане уже трубит в рог, предвосхищая Христово Воскресение. Бородатые и безбородые, темно- и светловолосые, с индивидуально различающимися профилями, обутые и босые, в одежде разных цветов и форм – все они демонстрируют, насколько заинтересованным в живой реальности становится итальянское искусство с появлением Джотто.

Библейские фрески итальянца Джотто ди Бондоне настолько отличались от византийского (греческого) иконописного канона, что художник и теоретик искусства XIV – XV вв. Ченнино Ченнини остроумно заметил: «Джотто перевёл Библию с греческого на латынь».

По материалам artсhive.

Лента

Рекомендуем посмотреть