Как мальчик, который шил обувь для ящериц, стал главным обувным дизайнером XX века: Маноло Бланик – не фетишист, но… - RadioVan.fm

Онлайн

Как мальчик, который шил обувь для ящериц, стал главным обувным дизайнером XX века: Маноло Бланик – не фетишист, но…

2022-07-29 19:22 , Немного О..., 475

Как мальчик, который шил обувь для ящериц, стал главным обувным дизайнером XX века: Маноло Бланик – не фетишист, но…

Manolo Blahnik – имя, ставшее синонимом роскоши и элегантности для поклонниц киногероини Кэрри Брэдшоу. Впрочем, и невыдуманные модницы давно возвели в культ туфли этого бренда, стильные, утонченные и баснословно дорогие. А начиналось все с банановой плантации на Канарских островах, фольги, шустрых ящериц, «Сна в летнюю ночь» и одного случайного разговора…

Маноло Бланик

Обувь для ящериц

Началось все так. В конце тридцатых годов один из уроженцев Чехословакии бежал от подступающего фашизма. Судьба занесла его на Канарские острова, где он встретил дочь владельцев банановых плантаций, красавицу-испанку, влюбился в нее и сделал предложение. Девушка ответила взаимностью, и в 1942 году на свет появился Мануэль Бланик Родригез – будущий культовый дизайнер обуви Маноло Бланик.

В детстве ему частенько приходилось играть в одиночестве – странному мальчику, который «был зациклен на ногах» (что бы это ни значило – именно так Бланик описывал себя в ранние годы). Впрочем, по-настоящему одинок он никогда не был. Компанию юному Мануэлю составляли… ящерицы. У каждой из них, как и полагается ящерицам, было по четыре ноги. Это очень удобно, если ты просто помешан на создании обуви. Так Мануэль начал придумывать туфли и ботинки из алюминиевой фольги – для шустрых рептилий, пробиравшихся в сад. Впрочем, мнение рептилий по этому поводу неизвестно. Несмотря на свое искреннее увлечение дизайном, Бланик изучал право в Женевском университете. Правда, довольно скоро понял, что это не его стезя и перебрался в Париж, где посвятил себя сценографии.

Эскизы Маноло Бланика

После учебы в Париже Бланик жил в Лондоне, работал над постановкой «Сна в летнюю ночь», параллельно писал модные обзоры для журналов и с легкостью заводил друзей в среде британской богемы.

Эскизы Маноло Бланика

Как-то раз Палома Пикассо – дочь того самого художника и хорошая подруга нашего героя – показала его рисунки своей приятельнице, по счастливому стечению обстоятельств директору Института костюма Метрополитена – легендарной Диане Вриланд. Ее цепкий взгляд сразу же привлекли туфли – босоножки на головокружительном каблуке, украшенные вишнями. Это было странно и смело.

Те самые босоножки с вишнями

Вриланд воскликнула: «Молодой человек, держитесь изо всех сил и делайте обувь!». Бланик с этим не спешил, однако вспомнил о своем детском увлечении и начал самостоятельно изучать тонкости производства обуви – ходил на фабрики, общался с мастерами… Он не получил никакого профессионального образования в этой сфере. Тем удивительнее, что через пару лет после того памятного разговора он уже разработал свою первую коллекцию обуви для показа самого известного британского модельера того времени Осси Кларка, которого никогда не уставал благодарить за путевку в модную индустрию. Вскоре после своего дебюта он открыл собственный магазин в одном из самых модных районов Лондона – в Челси, где проводили дни и ночи звезды сцены, модели, журналисты и фотографы.

Стилет и вишни

Маноло Бланик, в сущности, не был большим поклонником дерзкой и почти вульгарной моды семидесятых годов. Танкетки и платформы ему не нравились. А вот каблуки… оставалось только убедить клиенток в том, что и им каблуки тоже нравятся. Человек утонченный, с безупречным вкусом, Маноло Бланик нашел удивительный баланс между элегантностью, дерзостью, иронией, агрессией и изысканностью. Яркие гладкие туфли с каблуками-стилетами, аккуратно декорированные, с ремешками, нежно обвивающими ногу, или сверкающими пряжками – такой ассортимент пришелся девушкам из Челси по душе. И звездам экрана тоже. Оценили талант Бланика и известные модельеры – он сотрудничал с Кельвином Кляйном, Джоном Гальяно, Оскаром де ля Рента и Сен-Лораном.

Туфли для Марии-Антуанетты и других

Эскизы туфель для Марии-Антуанетты

Обувь от Маноло Бланика – кинематографична по своей сути. Он разрабатывал аксессуары для многих фильмов, клипов и сериалов. Помимо Кэрри Брэдшоу, его туфли носила, например, королева Мария-Антуанетта в одноименном фильме Софии Копполы, а Дженнифер Лопес появлялась в своих клипах в его головокружительных ботильонах на шнуровке, сразу же задав мировой тренд на эту модель.

Сара Джессика Паркер в роли Кэрри Брэдшоу

Жизни самого дизайнера посвящена документальная кинолента «МАНОЛО: Мальчик, который шил обувь для ящериц» режиссера Майкла Робертса. Постоянными клиентками бренда стали Сара Джессика Паркер, Наоми Кэмпбэлл, Анна Винтур, Мадонна и Кайли Миноуг.

Акварель и кожа

Маноло Бланик всегда был художником – но это слово применительно к себе терпеть не может, ведь обувной дизайнер должен быть в первую очередь хорошим ремесленником, мастером своего дела, а не полагаться во всем на полет фантазии и внешние эффекты. Однако он, например, является пылким сторонником ручного эскизирования, и пока компьютерное проектирование становилось все популярнее, не изменяет соболиным кистям и акварели. Каждый созданный им эскиз – это произведение искусства, а сам процесс сродни медитации. Он до сих пор разрабатывает модели полностью самостоятельно, без помощников, ассистентов и «подмастерьев».

Однако не меньше Бланик с годами полюбил проводить время на фабриках. Он и сегодня контролирует процесс создания коллекций буквально от и до – наблюдает за созданием трехмерных моделей, строгает вручную колодки и пришивает стельки, чтобы продемонстрировать мастерам, как в итоге должны выглядеть туфли. Энергичный человек в белоснежном лабораторном халате с шелковым платком в нагрудном кармане (не утилитарности – красоты ради), вездесущий, успевающий следить за всем и всеми – таким он пришел впервые на обувную фабрику, таким и остается по сей день.

Что вдохновляет его? Роман «Леопард» Джузеппе Томази ди Лампедуза, воспоминания о матери, итальянская архитектура, классическое искусство, призраки ушедших эпох… И, разумеется, прекрасные женские ноги (ящерицы все-таки остались в прошлом). «Я не фетишист, но…» - скромно говорит мастер. Он не фетишист – но созданная им обувь стала объектом модного фетиша для людей по всему миру.

По материалам kulturologia.

Лента

Рекомендуем посмотреть