«По-армянски я научился писать и читать даже раньше, чем по-арабски»: Эмиль Лахуд – сын армянки, ставший 11-ым президентом Ливана - RadioVan.fm

Онлайн

«По-армянски я научился писать и читать даже раньше, чем по-арабски»: Эмиль Лахуд – сын армянки, ставший 11-ым президентом Ливана

2022-05-30 22:01 , Немного О..., 1351

«По-армянски я научился писать и читать даже раньше, чем по-арабски»: Эмиль Лахуд – сын армянки, ставший 11-ым президентом Ливана

К одиннадцатому президенту Ливана (1998—2007гг) в его собственной стране отношение неоднозначное. Некоторые обвиняют генерала Эмиля Лахуда в чрезмерных симпатиях к Сирии, другие утверждают, что он недостаточно внимания уделял проблемам экономики, будучи порой слишком увлеченным обороной. Однако все согласны в одном: во многом именно благодаря Лахуду в октябре 1990 года удалось положить конец кровопролитной гражданской войне. Благодарные соотечественники назвали именем генерала-миротворца один из центральных проспектов Бейрута.

Ветеран ливанской политики никогда не скрывал своих армянских корней и гордится ими по сей день. Матери Эмиля Лахуда, Адрине Карабажакян, было пять лет, когда ее родители Оганес и Ребека бежали в Сирию, скрываясь от Геноцида. За месяц до начала массовой резни в армянском квартале города поползли слухи о надвигающейся беде, и на семейном совете было решено, что Оганес и Ребека с маленькими детьми должны немедленно покинуть город. Остальные члены семьи должны были последовать за ними спустя несколько дней. Но семье не суждено было больше собраться вместе.

Адрине тогда было пять лет, ее старшей сестре – шесть. Младшая дочь, которой не было и года, умерла в дороге от голода. Когда Карабажакяны с большим трудом добрались до Алеппо, до них стали доходить сведения о том, что произошло сразу после их отъезда: около ста близких и дальних родственников были убиты…

На новом месте Оганесу Карабажакяну удалось применить свои знания и опыт в области торговли кожей: в Алеппо он сумел построить новый бизнес с нуля. Вскоре семья переехала в Дамаск, где Оганесу доверили координировать поставку кожи для нужд сирийской армии. Из импортируемого им сырья шили сапоги для солдат, изготовляли седла для лошадей.

По долгу службы Карабажакян общался с молодым офицером сирийской армии Джамилем Лахудом. Тот часто захаживал к нему в лавку, а порой и наведывался домой. Скоро Оганес догадался, что офицер столь часто бывает у него вовсе не из-за дел – Джамиль не скрывал чувств к одной из дочерей Карабажакяна. Юноша из католической маронитской семьи в течение нескольких лет добивался расположения красавицы Адрине и благословения ее родителей. Свадьбу сыграли в 1933 году.

Джамиль и Адрине Лахуд

Через год после женитьбы в семье родился первенец Насри, впоследствии возглавивший Верховный Совет правосудия Ливана, а еще через два года на свет появился Эмиль, которому было суждено стать президентом страны.

Джамиль и Адрине Лахуд с сыновьями Насри и Эмилем

Воинская карьера Джамиля шла в гору. Повысив в звании, его сперва направили в провинцию Горный Ливан. Родители Адрине перехали жить в Бейрут, чтобы быть поближе к дочке. Когда Джамиль тоже перевелся в Бейрут, семья поселилась в доме Карабажакянов, который Оганес построил прямо напротив армянской церкви Святого Ншана.

«Мой отец занимался политикой. Он был министром и потому у него было слишком мало свободного времени, чтобы уделять нам внимание. У мамы тоже – она вечно сопровождала мужа на разных светских приемах, коктейлях. Нашим воспитанием занималась бабушка Ребека, – рассказывал о своей семье Эмиль Лахуд. – Она дала нам все, что могла; все, что у нее было. Мы безумно любили ее».

Семья Лахуд (Ребека – крайняя справа)

Когда Джамиль и Адрине купили новый дом, Эмиль остался жить с бабушкой. Ребека Карабажакян предложила отправить мальчика в армянскую начальную школу. Родители ее поддержали. Еще до этого она научила внуков писать и читать по-армянски. «По-армянски я научился писать и читать даже раньше, чем по-арабски. К сожалению, после смерти бабушки нам уже негде было слышать армянскую речь, поэтому я стал забывать значение многих слов. Но когда я встречался с президентом Армении, и он говорил по-армянски, я многое понимал», – вспоминал генерал Лахуд.

Получив блестящее военное образование в Европе и в США, Эмиль Лахуд стал служить во флоте. На статного и интересного капитана патрульно-десантного корабля заглядывались многие девушки, но в жены он выбрал армянку Андре Аматуни. И даже свадьбу они сыграли по армянским обычаям.

Бывшая первая леди Ливана – тоже дочь беженцев. Ее дед, киликийский армянин доктор Заре Аматуни – потомок знатного княжеского рода. В 1915 он спасся от резни благодаря французам, которые помогли семье перебраться в Сирию. Три его брата погибли.

У генерала Лахуда и его супруги трое детей. Хотя армянским они почти не владеют, к своим этническим корням относятся с огромным уважением.

Сам Эмиль Лахуд в Армении был только один раз, в мае 2001 года. Помимо официальных и рабочих встреч, за два дня государственного визита глава Ливана успел погулять по Еревану, а также возложить венок к вечному огню у монумента памяти жертв Геноцида. Это был тот случай, когда для высокого иностранного гостя посещение мемориала Цицернакаберд было вовсе не формальной данью протоколу. «Когда я подошел к вечному огню, то почувствовал, как мои глаза наполняются слезами, – рассказывал Лахуд. – В этот момент я думал о бабушке Ребеке, всю семью которой убили. Я вспоминал ее слова: «Ни в коем случае не забывай то, что случилась с нашими предками. А то получится, что все эти люди умерли напрасно».

Еще будучи главнокомандующим ливанской армии, Эмиль Лахуд приложил немало усилий к тому, чтобы парламент страны осудил преступления младотурок. 3 апреля 1997 года Национальное Собрание Ливана провозгласило 24 апреля днем памяти жертв Геноцида армян. Четыре года спустя парламент официально признал Геноцид. «Первым из ливанских политиков, поднявших в правительстве вопрос о необходимости признания армянского Геноцида, был мой отец, – объяснял экс-президент. – Я, конечно же, считал себя обязанным довести начатое дело до конца. Мои политические соперники пытались использовать это против меня. Они утверждали, что я, будучи наполовину армянином, руководствуюсь интересами не страны, а армянской общины. Но общество меня поддержало. Народ Ливана знает, что требования армян справедливы».

За девять лет правления Эмиля Лахуда отношения между Ливаном и Арменией вышли на новый уровень. Официальный Бейрут стал активнее поддерживать Ереван на международной арене. По словам экс-президента, ливанцы знают армян как трудолюбивых и добросовестных людей. Люди помнят, что даже после Геноцида на улицах Бейрута практически не было армян, просящих подаяния. «Пока другие стояли на паперти с протянутой рукой, армяне работали, не покладая рук. Можете не сомневаться: в Ливане каждый, в ком есть хоть немного армянской крови, гордится этим. И я один из них», – заключает одиннадцатый президент Ливана.

Эмиль Лахуд награжден многочисленными высокими национальными орденами Ливана: «За заслуги» I, II, III и особого классов. Кроме того, имеет звания Командора ордена Почётного легиона (Франция), Офицера ордена «За заслуги перед Итальянской Республикой» (Италия), ордена «Ожерелье Нила» (Египет) и ордена Двойного белого креста I класса (Словакия).

По материалам auroraprize.

Лента

Рекомендуем посмотреть