Художник-философ, воспевший в своем творчестве самое дорогое – семью и родину: Ван Унанян (часть 1) - RadioVan.fm

Онлайн

Художник-философ, воспевший в своем творчестве самое дорогое – семью и родину: Ван Унанян (часть 1)

2022-02-12 21:35 , Немного О..., 659

Художник-философ, воспевший в своем творчестве самое дорогое – семью и родину: Ван Унанян (часть 1)

Вана Унаняна вряд ли можно назвать просто современным живописцем. Он – художник-философ, поэт, воспевший в своем творчестве самое дорогое – семью и родину. Плененный русским пейзажем в начале своего пути, впоследствии Унанян создавал невероятно глубокие картины, на которых отпечатались и эпизоды из истории Армении, и все перенесенные художником удары судьбы. Его не стало в 2021 году.

Ван Унанян. Последняя литургия, 2015г

Каждый человек рождается в пределах определённой географической точки и является носителем своей национальности – родного языка, земли, а также истории и культуры. Ширакская земля подарила миру и, в частности, Армении многих замечательных людей, поэтов, художников, актеров. Возможно, именно красота Ширакской земли в сочетании с воспитанными веками стойкостью, отвагой и мужеством ее жителей дала возможность явить миру творцов, воспевших силой своего искусства любовь к Отечеству и родным местам. Не исключено, что именно это и сыграло определяющее значение в формировании взглядов, мировоззрения на дальнейшем жизненном и творческом пути художника Вана (Агвана) Унаняна.

Ван Унанян. Встреча, 1976г

Словно сквозь поколения гюмрийцев передается волшебное умение безудержно восхищаться красотой окружающего мира и с явной неподдельностью запечатлевать увиденное, отправляя на вечное пристанище в дебри нескончаемой истории искусства. Духовно-личностное восприятие природы послужило вдохновением для создания новых дивных творений. Мастера из Гюмри построили здания в Карсе, Ереване, Эчмиадзине, Тбилиси и Баку. Призвание и прирожденный дар гюмрийцев создавать красоту Аветик Исаакян оценил следующим образом: «В архитектуре наших гюмрийских мастеров есть неисчислимые элементы, созданные по примерам древнего Ани, монастырей, архитектурных остатков, памятников… Мотивы, настроения, чувства, формы. Мастера-каменщики Гюмри – это ученики Ани, невидимые, безымянные имена, ученики забытых мастеров, которые, с детства глядя на постройки и развалины Ани, усвоили их искусство, секреты искусства великих мастеров».

Ван Унанян. Видение Григора Просветителя» 2001г

Список этих мастеров пополнили Унояны, после Геноцида армян переселившиеся из Алашкерта (село Азатан). Некоторые из семейства обосновались в грузинском Тбилиси, а другая часть – в Армении, взяв фамилию Унанян. Глава семьи Вагаршак Унанян поселился в Армении со своей женой Айастан (Айастан – в переводе означает «Армения»), чтобы уже в Гюмри, укоренившись на Ширакской земле, продолжить историю своего рода.

Ван Унанян. Бабушка Ашхен

Живописец, график Ван Унанян (родился в 1941 году) был младшим и единственным из пяти братьев, кто выбрал путь искусства. Каждый из братьев был известным и востребованным специалистом в своей области. Здесь, в знаменитом городе искусств и ремесел Гюмри, Ван Унанян сделал свои первые шаги – в Меркуровском художественном училище, куда был принят по настоянию старшего брата, шахматиста, спортивного журналиста, педагога Фердинанда Унаняна. Преподаватели не только заметили навыки и талант будущего художника, но и предсказали будущее творца. Продолжение профессионального образования было уже в училище имени Ф. Терлемезяна, которое было прервано на четвертом курсе, когда художник ушел на службу. Восстановили в училище его уже после демобилизации. Интересно, что каждый этап жизни Вана Унаняна несет ярко выраженный творческий характер, стиль, эстетизм, пластичность – художественную особенность. Следует отметить, что творец никогда не переставал учиться, искать, периодически открывая для себя новые горизонты, пути и возможности самовыражения.

Ван Унанян. Фото из личного архива семьи художника

Ван Унанян начал рисовать еще в детстве, участвовал во многих выставках как на Родине, так и за рубежом – в Венгрии, Англии, Польше, США, странах бывшего Советского Союза, – был членом Союза художников Армении. С 1972 года работал в отделе «Айгирк» (армянская книга) как художник декоратор, преподавал живопись. В архивах сохранились рекомендательные письма, отзывы о творчестве Унаняна, упоминания и характеристики известных и весомых армянских художников, деятелей искусства: О. Зардарян, Г. Агасян, В. Шакарян, М. Петросян, П. Айтаян, А. Оганисян, Х. Игитян и другие.

Ван Унанян. Горная страна, 1980-е

Своеобразной заявкой на участие в выставке послужили работы, преимущественно пейзажи, выполненные во время службы в селе Кулиево Челябинской области (1961-1964), которые были представлены в училище имени Ф. Терлемезяна на персональной выставке художника. Эти работы, выполненные в разных техниках, наилучшим образом отображают русскую природу, культуру, в них чувствуется воздействие мастеров русского пейзажа, а также основоположника армянского реалистического пейзажа Геворка Башинджагяна. Березы с опавшими листьями, скрюченные ветви в пустынном глухом лесу, борющиеся за свое право на жизнь, обнявшаяся пара берез, казалось бы, после суровой и бесконечной зимы возвещает о приходе весны.

Ван Унанян. Шуши, 1992г

Ван Унанян. Реквием, 1980-е

Ван Унанян. За оружие, 1990г

Уместно отметить, что особенно в первые два десятилетия творчества Унанян был пленен русским пейзажем: снега, первозданные леса, возвышающиеся над Ленинградом церкви, Дворцовый мост (конечно, эти работы были сделаны в 1960-х и 1970-х годах после возвращения из армии и окончания училища) – творец с большим энтузиазмом готовился к вступительным экзаменам в Ереванский государственный художественно-театральный институт. Ко всему этому были причастны и родители, и вся родня Агвана. Можно только представить себе эту красочную картину в Гюмри, когда вся семья, собравшись в одном месте, с нетерпением и трепетом в душе ждала телефонного звонка от художника, дабы узнать, успешно ли он сдал экзамены. Наконец-то из Еревана раздался долгожданный звонок – сын грустным голосом сообщил родителям, что, к сожалению, не сдал, провалил экзамены. Свидетели говорят, что родители большего удара для себя представить не могли: они знали, что если сына не примут в институт, ему больше нечем будет заняться ни в какой другой области – живопись была смыслом его жизни. Родители даже думали, что Унанян может поставить свою жизнь под угрозу. Спустя недолгое время юноша появился на пороге родного дома и с улыбкой на лице заявил, что звонок был розыгрышем и он поступил в институт.

Ван Унанян. Художник, 1978г

Ван Унанян питал сыновнюю любовь к своим родителям, которые, как упоминалось, эмигрировали в Армению из Алашкерта. Во многих зарисовках, изображающих родителей, большинство из которых представляют собой законченные графические работы с четкими очертаниями, выражается вся глубина их характеров, пройденный ими нелегкий жизненный путь. В каждой исчерченной временем бороздке на лице матери Айастан Унанян проскальзывают жуткие стенания тех зловещих событий, когда она попала в плен к туркам аскерам, а затем по Божьей милости чудом спаслась («Моя мать», 1969). Неописуемая душевная теплота выражена в этих зарисовках, где под каждой морщинкой родителей скрыта тяжелая печать судьбы, трудный путь изгнания, строительство новой жизни, возведение нового очага в Армении. Лишь годы спустя, в Гюмри, жизнь родителей стала тихой и мирной («Мой отец. Последний портрет», 1969-1970): отец работал на железной дороге, мать была домохозяйкой. В личном, семейном архиве художника хранятся фотографии его родителей, эскизы с их портретами, написанные в память о них стихи и – как священная реликвия, хранящийся листок бумаги с рукописью отца.

Ван Унанян. Отец

«Наш дом. Гюмри» – на смену графическим черно-белым цветам приходят красочные средства живописи, мягкие и в то же время выразительные цвета. Композицию, изображающую раздумья родителей, художник осуществил с помощью спокойных художественно-цветовых решений, избегая резкости и раздробленности, не применяя свойственные его технике манеры. Произведение уже не несет на себе следа и печати трудной судьбы, присущей предыдущим работам.

Ван Унанян. Наш дом: Гюмри, Мама

Продолжение следует…

Источник

Лента

Рекомендуем посмотреть