Крымская школа армянской миниатюры: Никогайос Цахкарар все делал «по богом внушенному ему высокому искусству» - RadioVan.fm

Онлайн

Крымская школа армянской миниатюры: Никогайос Цахкарар все делал «по богом внушенному ему высокому искусству»

2021-09-25 19:38 , Минутка истории, 372

Крымская школа армянской миниатюры: Никогайос Цахкарар все делал «по богом внушенному ему высокому искусству»

В Средние века армянская школа миниатюры существовала не только в Киликии, Сюнике и Гладзоре – многие художники творили в Крыму, образовав таким образом отдельную самобытную школу живописи. Крым стал одним из центров армянского искусства с ослаблением армянской государственности, однако впоследствии и сам переживал взлеты и падения культурной жизни. Очередной расцвет пришелся на XVII век. Во многом – благодаря художнику-миниатюристу и каллиграфу Никогайосу Цахкарару.

Массово армяне стали переселяться в Крым в XIV веке и возвели на полуострове армянские церкви и монастыри, в скрипториях которых и создавались рукописи. Они появились в Кафе, Сурхате, Сугде, Херсонесе и других городах. В XVI столетии церкви подверглись нападению тюркских и татарских захватчиков: храмы разорялись, а веками хранимые манускрипты были уничтожены. Жизнь крымских армян начала стабилизоваться в 1770-е годы, а к началу следующего столетия стали появляться уже новые скриптории.

Церковь Сурб Саркис

Одним из выдающихся армянских миниатюристов был Никогайос Цахкарар по прозвищу «Меланавор», что означает «писарь». Он трудился в скриптории церкви Сурб Саркис в Кафе (сейчас – Феодосия), где переписал и проиллюстрировал огромное количество рукописей. Этому искусству художник обучался у священника Закарии, о котором он часто упоминал в своих записях. При церкви Святого Саргиса функционировал один из крупнейших скрипториев того времени, где не только писались и иллюстрировались рукописи, но и имелась переплетная мастерская с искусными переплетчиками, граверами и серебряных дел мастерами.

Вскоре Никогайос Цахкарар прославился и стал известным писцом, переплетчиком и художником. Вот что говорится о нем в одной из рукописей Матенадарана: «Никогоса, который милостью святого духа владеет всеми невыразимо трудными искусствами – быстр и искусен в письме и живописи: подобно тому, как святым духом кому-либо дарована мудрость, другому – ученость, способности к языкам и т. д., – ему даровано совершенное мастерство рук, знание всего, что он делает; так он написал святое евангелие, украсил его золотом писанными картинами, сложил и переплел, сделал оклад из серебра. И книгу, и оклад, и вид, и форму изображений – все сам сделал по богом внушенному ему высокому искусству, и здесь ясно видно, что это – точно святое евангелие».

Никогайос Цахкарар. Евангелие, XVII в.

В 1672 году миниатюрист вынужден был временно покинуть Кафу и искать прибежища в Сурхате (Старый Крым). Его приютили Луспарон и его сын Давид, предоставив возможность закончить работу над незавершенной рукописью. Это была копия известного евангелия восьми Киликийских художников – дело, в которое Никогайосу нужно было вложить много упорного труда, усилий и времени. После завершения работы над рукописью художник вернулся в Кафу.

Никогайос Цахкарар. «Откровение Иоанна», 1669

1686 год оказался особенно тяжелым для миниатюриста. Вот что писал в одной из иллюстрированных им Библий писец Вардан: «Многие погибли голодной смертью, из-за неописуемой нищеты, а потом распространилась необоримая смерть безвременная и многие двери были заперты. А после этого с запада двинулись цари с бесчисленными и неисчислимыми ордами, пришли с трех сторон к Крыму, но не смогли захватить Крым».

В последние годы своей жизни Никогайос находился в Бахчисарае; возможно, прославленный художник был приглашен во вновь открытый скрипторий, чтоб обучить своему искусству других мастеров. Здесь в 1691 году он иллюстрировал еще одно Евангелие. Один из учеников художника, Давид Крымеци, в памятных записях иллюстрированных им рукописей с глубокой признательностью говорит о своем учителе. В 1691 году он просил помянуть «любезного и удивительного священника, исполненного (божьей) благодати тэр Никогоса, который много сил положил на меня, обучив меня искусству копирования».

Слева: Киликийское Евангелие, XIII в. Справа: Евангелие Никогайоса Цахкарара, XVII в.

Памятные записи Давида сообщают также точные сведения о годе смерти выдающегося миниатюриста. Свое последнее Евангелие Никогайос Цахкарар начал иллюстрировать в 1693 году, однако завершить работу не смог из-за тяжелой болезни. Посвятив свою полувековую трудовую жизнь искусству составления рукописей, миниатюрист и писец умер в глубокой старости, оставив после себя богатую коллекцию рукописей, украшенных миниатюрами. Коллекция эта дает обширный материал для изучения рукописного искусства в армянской колонии Кафы XVII века.

Безусловно, не все рукописи, украшенные Никогайосом, сохранились. Если считать первой его работой, дошедшей до нас, Шаракноц (Книгу церковных песнопений) 1644 года, а последней – Евангелие 1693 года, то период между ними будет равен 49 годам. Различны композиции иллюстраций в каждом типе рукописей: миниатюрист работал больше над украшением Евангелий и Библий, причем работал над двумя-тремя книгами в год. 27, а по другим данным 29, из них находятся в Матенадаране.

Евангелие восьми художников, XIII в. Матенадаран

В качестве образца во время работы Никогайос чаще всего использовал пять известных нам рукописей: Киликийское Евангелие XIII века; Евангелие работы известного миниатюриста Гладзорской школы XIV века Авага; Евангелие, заказанное в XIII веке Смбатом Гундстаблем в Киликии; Евангелие работы восьми киликийских мастеров XIII века; Библию XIV века из Болоньи. Использованные миниатюристом рукописи являются творением представителей различных школ армянской книжной живописи; в работах художника можно заметить схожесть с миниатюрами, созданными как в Армении, так и за ее пределами. Отбирая из понравившихся ему образцов соответствующие сцены евангельского цикла, орнаменты, маргиналы и заглавные буквы, художник создает своеобразные, лишь ему одному свойственные нормы оформления книги, сохраняя в то же время традиционные формы и каноны армянской миниатюры.

Среди рукописей, иллюстрированных Никогайосом, истинным шедевром считается копия Евангелия, приписываемого восьми киликийским мастерам. Работу привез в 1320 году в Крым Степанос Себастаци. Каждую страницу этой пергаментной рукописи украшают чудесные миниатюры евангельского цикла, выполненные с высоким мастерством, присущим Киликийской школе книжной живописи. Причем некоторые из этих миниатюр приписываются прославленному мастеру Торосу Рослину. Часть остальных миниатюр считают работой художников Рослиновской школы и других, не менее искусных; и наконец, там есть изображения, безусловно принадлежащие кисти известного Саргиса Пицака. Упомянутую киликийскую рукопись Никогайос копировал трижды. Одна из них находится в Матенадаране. Миниатюрист здесь старается по мере возможности точно воспроизвести изображения рукописи-образца, им сохранена даже цветовая гамма. В некоторые миниатюры евангельского цикла художник вносит небольшие изменения, касающиеся в основном количества образов или типов орнаментальных украшений и рамок.

Евангелист Матфей. Слева: Киликийское Евангелие, XIII в. Справа: миниатюра Никогайоса Цахкарара

Рукописи работы Никогайоса обретают еще большую ценность также благодаря высокому искусству Никогайоса-писца. Если как миниатюрист он порой уступает мастерству художника копируемой рукописи, то как писец – никому. Чудесные жемчужные ряды болоргпра – средневекового шрифта, – украшающие все его рукописи, говорят о высоком мастерстве каллиграфа. Об этом же свидетельствует и его прозвище «Меланавор». Кроме того, Никогайос был и искусным мастером-переплетчиком. Из памятных записей рукописей известно, что он является автором серебряных окладов и кожаных переплетов множества своих рукописей, которые как произведения искусства достойны отдельного исследования.

Слева: Никогайос Цахкарар. Евангелие, XVII в. Справа: Евангелие восьми художников, XIII в.

Источник

Лента

Рекомендуем посмотреть