Греша против истины, художник обманет иного зрителя, но не обманет себя: Жак Имхальян считал искренность основой искусства - RadioVan.fm

Онлайн

Греша против истины, художник обманет иного зрителя, но не обманет себя: Жак Имхальян считал искренность основой искусства

2021-01-27 19:23 , Немного О..., 359

Греша против истины, художник обманет иного зрителя, но не обманет себя: Жак Имхальян считал искренность основой искусства
Не знаю, можно ли быть счастливым, правду перенося на бумагу, но знаю – искусству это доставит счастье. Греша против истины, художник обманет иного зрителя, но не обманет себя. Жак Ихмальян

30 июня 1922 года. Стамбул. В армянской семье мелкого служащего родился будущий художник — Жак Ихмальян. Сам он спустя время напишет: «Родители мои по рождению, обычаям и традициям — анатолийцы, поэтому, являясь горожанином, я в то же время могу считаться и анатолийцем. Я хочу сказать, что Анатолия никогда не была для меня чуждой».

Жак Ихмальян (1922–1978)

Жак Ихмальян взялся за карандаш ещё в раннем детстве. «Обычно, когда ребёнок, сидя на коленях у отца или матери, чувствует их любовь и нежность, он начинает баловаться и просит чего-нибудь сладкого. Рассказывают, что я в такие моменты просил карандаши. И тут же рисовал что-нибудь на пачке отцовских сигарет», — делился Жак Ихмальян, рассказывая о себе. Отца будущего художника звали Гарбис. В свободное от работы время он рисовал для своих детей. Любовь к рисованию Жак унаследовал от него. Так, Гарбис и стал первым учителем своего сына.

Жак Ихмальян. «Таинственность», 1974 ǁ ihmalian.narod.ru

После окончания пятилетней армянской средней школы Жак Ихмальян продолжил своё образование в турецком государственном лицее. Когда Жаку было 14–15 лет, он стал брать уроки у турецкого художника Абидина Дино. «Время от времени я приносил этому известному художнику горы рисунков, он отбирал из них лучшие и учил меня. И, наконец, у меня был замечательный учитель Бедри Рахми Эйюбоглу — поэт и художник, который давал мне академические уроки, сообщал массу всяких сведений и никогда не ограничивал своих подопечных в проявлении чувств и самовыражении», — вспоминал Жак.

В 1942 году Жак Ихмальян поступил в стамбульскую Академию изящных искусств. Учился он на живописном факультете, а среди его педагогов был французский художник Леопольд Леви. Будучи студентом последнего курса, Ихмальян был исключён из Академии за свою политическую деятельность — он принимал участие в революционной работе и был членом Турецкой коммунистической партии. В результате его арестовали и посадили в тюрьму. В 1947-м он вышел на свободу. Жить приходилось на случайные заработки. Спустя два года Жак Ихмальян уехал в Сирию. С 1949-го по 1955 год он жил в Бейруте (Ливан), где преподавал рисование в средних школах. Ихмальян занимался иллюстрацией, оформлял арабские, армянские и французские книги, а также «мебельной живописью» для украшения детских комнат. Вместе с французским художником Симоном Балтаксом выполнил стенную роспись большого зала Бейрутского аэропорта на тему «Дружба народов».

Обычно художнику трудно говорить о себе и своём творчестве. Только картины, созданные художником, могут сказать о нём, о его личности и мастерстве. Я, к примеру, пишу то, что чувствую, и не стараюсь украсить свои чувства, потому что украшения всякого рода похожи на пустые красивые слова — это внешняя оболочка, которая мешает разглядеть истинное лицо художника.

Я стремлюсь в самой простой форме выразить свои чувства и мысли и в то же время не впасть в примитивность. Я воспринимаю природу, всё видимое, человека, дружбу, отношения между людьми, весь окружающий мир только как источник вдохновения, и моё восприятие всего этого в самой откровенной форме выражаю на холсте. Я знаю, что художник творит не только в тот момент, когда стоит у мольберта с кистью в руке, он творит каждый миг и в любом месте, творит мысленно — без кисти и без холста. Основой искусства я считаю искренность. Любая фантазия может стать правдой искусства только при одном условии, если художник искренен.

В 1956 году Жак Ихмальян вместе со своей семьёй переехал в Польшу. Там он устроился работать на студию мультфильмов. Иллюстрировал восточные сказки и сделал цикл графических работ к книге стихотворений турецкого поэта Назыма Хикмета «Песни пьющих солнце», вышедшей на польском языке. В 1959-м Ихмальян снова решил переехать. На этот раз — в Китай, где он очень увлёкся традиционной и современной китайской живописью.

Жак Ихмальян. «Музыканты», 1973. Музей Востока

Местом, откуда Жак Ихмальян уже никуда не уедет, стала Москва. «С 1961 года постоянно живу и работаю в Москве, деля своё время между преподаванием турецкого языка в Институте стран Азии и Африки при МГУ и живописью. У меня было несколько выставок в Москве, и мне дорого, что мои работы нашли отклик у зрителей и у художников. Я высоко ценю доброе отношение к моим работам, которое проявили Виктор Попков, Алексей Тяпушкин, Илья Табенкин, Расим Бабаев. На протяжении всей моей творческой жизни в Москве постоянную помощь словом и делом оказывал мне Таир Теймурович Салахов, которому я крайне благодарен», — рассказывал о своей московской жизни Ихмальян.

Сам же художник Таир Салахов в 1979 году во вступительной статье к каталогу одной из выставок Жака Ихмальяна писал: «Помню самое первое впечатление от знакомства с Жаком Ихмальяном — я ощутил радость открытия. В его мастерской было тесно от работ. Передо мной предстал незаурядный, яркий, самобытный художник и добрый, чрезвычайно деликатный человек. Жак даже казался наивным и простодушным, а на самом деле обладал трезвым рассудком, ясным умом, широким кругозором».

…Картины Жака Ихмальяна… В них — душевность, взволнованность каждого прикосновения к холсту, та особая трепетность, которая не может быть воспитана ни в одной академии мира. И, к слову сказать, можно ли научить силе поэтического чувства, ни каждая же «школа» способна вдохнуть в художника полыхающий огонь творчества? Любовь к родине, невыразимая нежность и ласка к человеку, к природе, к синему небу и зеленой земле — именно такая любовь наполняет произведения Жака Ихмальяна. Не случайно он писал, что всё окружающее для него — источник вдохновения, что любая фантазия может стать правдой искусства, если художник искренен, что искусство должно выражать глубокие чувства и переживания, и тогда зритель оценит, насколько автор честен, правдив и склонен к добру. «Склонен к добру» — как много говорят о самом Жаке Ихмальяне эти слова, сказанные им о художнике вообще!

…Жак часто писал работы, которые уже сложились в его воображении, были выверены памятью, мысленно разработаны. И вместе с тем он импровизировал на холсте. Он никогда не ограничивался фиксацией увиденного, а всегда шёл вглубь, обладая острым композиционным чутьём. Он видел мир гармоничным и таким изображал его, выше всего ценя точность, краткость, цельность…

…Художника связывала многолетняя дружба с известным турецким писателем и поэтом Назымом Хикметом. Когда Жак сделал иллюстрации к стихам Назыма Хикмета, поэт написал на книге: «В один прекрасный день я напишу стихи, которые будут достойны твоих рисунков». Григорий Анисимов, искусствовед

В 1968 году была организована персональная выставка Жака Ихмальяна в Центральном доме работников искусств в Москве. Затем были выставки в Доме культуры Института народов Азии и Африки и в Астрономическом институте МГУ им. Штернберга. Его работы выставлялись в Вильнюсе и Тарту. В 1974-м Жак Ихмальян стал членом Союза художников СССР.

Жак Ихмальян. «Уголок комнаты», 1974. Музей Востока

Главное, что выделяется в работах Жака Ихмальяна, это их поэтичность. Об этом говорил и Таир Салахов: «…в его картинах кипела, бурлила упругая энергия, они источали свежесть и поэтичность. Я думаю, что Жак Ихмальян в своих лучших произведениях — большой художник современности, мастер, умевший многое видеть и многое воплощать. Он открывал сокровенные глубины жизни».

Работы Жака Ихмальяна хранятся в Третьяковской галерее, Музее искусства народов Востока, Всероссийском музейном объединении музыкальной культуры имени М.И. Глинки, Астраханской картинной галерее имени Б.М. Кустодиева, Национальной галерее Армении, музее Эчмиадзинского кафедрального собора. В 2009 году одна из работ была передана Стамбульскому музею живописи и архитектуры.

Заглавная иллюстрация: Жак Имхальян. «Трое», 1974г

Источник

Лента

Рекомендуем посмотреть