История любви, породившая шедевры: Архип и Вера Куинджи – тихое счастье (часть 1) - RadioVan.fm

Онлайн

История любви, породившая шедевры: Архип и Вера Куинджи – тихое счастье (часть 1)

2021-01-27 19:14 , История любви, породившая шедевры, 838

История любви, породившая шедевры: Архип и Вера Куинджи – тихое счастье (часть 1)

Две любви было в жизни художника Архипа Куинджи. Первая — громкая, яркая, неистовая, к Искусству. И вторая — тихая, неспешная, но такая же крепкая — к своей жене, единственной спутнице всей его жизни Вере Леонтьевне. Архип Иванович был достаточно скрытным и скромным человеком, дневников не вел, письма писал редко, о себе особо не рассказывал. Свидетельства о его юношеских годах, равно как и истории из его семейной жизни, остались лишь в воспоминаниях учеников и современников, откуда мы их и извлекаем по крупицам. Заодно расстаемся с привычными штампами вроде «ожидания длиной в дюжину лет» и «авансом в сто рублей за серьезность намерений».

С будущей женой юный Архип познакомился в родном Мариуполе. Когда это произошло? Во многих источниках указывается 1863 год. Если принять во внимание год рождения самого художника (1842-й, по мнению историков, хотя обсуждается и 1840-й, и 1843-й), и год рождения его будущей жены Веры (родилась то ли в 1854-м, то ли в 1855-м), то на момент их знакомства Архипу был 21 год, а Вере — всего 9 лет. Даже если учесть диапазоны в толковании дат в 2−3 года, трагические истории про «ожидание длиною 12 лет», которыми так любят упиваться многие, пишущие про судьбу Веры Куинджи, все равно будут выглядеть как несостоятельные. Но как же все было на самом деле?

Иван Крамской. Портрет А.И. Куинджи, 1872г

В биографическом очерке «А.И. Куинджи», вышедшем в 1913 году из-под пера публициста Михаила Неведомского и старинного друга Куинджи, художника Ильи Репина, есть любопытное упоминание об одной из самых ранних работ Архипа Ивановича. «…Из рисунков юноши Куинджи упомянем о портрете отца его будущей жены, купца Шаповалова-Кетчерджи: эта работа относится к семнадцатилетнему возрасту Архипа Ивановича и сохранилась у госпожи Лосевич» — пишет Неведомский. Прибавим к 1842 году — предполагаемому году рождения Куинджи — 17 лет — и получим 1859-й. Вере Шаповаловой-Куинджи в ту пору всего 4 года. Следовательно, нельзя исключить версию о том, что Архип Иванович был знаком с семейством своей будущей жены задолго до того, как влюбился в Веру Леонтьевну. Они жили в одном городе, наверняка неподалеку, оба происходили из греческих семей, которые всегда держались вместе.

Архип Куинджи. Море. Серый день. Мариуполь, 1870-е

Итак, будущая супруга Архипа Ивановича Куинджи родилась, как и он сам, в Мариуполе. Отец Веры, обрусевший грек Елевферий Спиридонович Кетчерджи, был весьма состоятельным купцом, продолжавшим дело своей семьи — выделку шапок и торговлю мехами. Отсюда и первая часть составной фамилии семьи — Шаповаловы-Кетчерджи. Желая дать своей дочери приличное образование, родители отправили девочку в Керчь, в Кушниковский институт благородных девиц. Плата за обучение была вполне доступной для детей из семей среднего класса. Здесь Веру обучали математике, русскому, французскому и греческому языкам. В программе были история искусств и изящная словесность, рисование, танцы, музыка, рукоделие, ведение домашнего хозяйства и Закон Божий. Обучение длилось семь лет, и на протяжении этого времени ученицы покидали стены Института лишь для поездок к родственникам. Наверняка за эти годы Вера могла встречать Архипа Куинджи, когда приезжала домой на каникулы.

Кушниковский институт благородных девиц

Если предположить, что в Кушниковский институт благородных девиц принимали, как и в Смольный, в возрасте от 9 до 13 лет, то Вера Шаповалова-Кетчерджи окончила учебное заведение, когда ей было от 16 до 19 лет. Все годы, конечно же, условны из-за больших пробелов в точных датах биографий наших героев. Тем не менее, можно с изрядной долей вероятности утверждать, что молодые люди знали друг друга много лет, время от времени встречались, и в какой-то момент между ними вспыхнули чувства.

История о том, что отец Веры требовал у Куинджи «сто золотых рублей», а после и более крупные суммы в знак его серьезных намерений, кажется надуманной. Девушка из богатой купеческой семьи, да еще и с блестящим образованием (и богатым приданым!), могла сделать очень выгодную партию. Так что это действительно была любовь, притом взаимная. Понятно, что для женитьбы Куинджи нужно было добиться финансового успеха. И он его добился.

Архип Куинджи. Вид Исаакиевского собора при лунном освещении, 1869г

Мечта юноши — учиться в столичной Академии художеств — подпитывалась всеми, кому довелось видеть его рисунки. Зарабатывая на жизнь, Куинджи освоил искусство ретуши фотографий, которое давало ему кусок хлеба и поддерживало на пути к мечте. Пока Вера училась в начальных классах Института благородных девиц, он в 1868 году держал — и провалил — свои первые экзамены в Академию художеств, но мечта была здесь, рядом. Найдя место ретушера в фотоателье, Куинджи большую часть денег тратил на краски и холст, и 21 августа 1868 года представил на суд Совета Академии художеств картину «Татарская деревня в Крыму при лунном освещении». Решение Совета было положительным, картина попала на академическую выставку, а Куинджи получил звание свободного художника. Его талант был настолько явным и неоспоримым, что суровые академики год спустя позволили ему держать экзамены лишь по основным предметам. В 1870 году он получил диплом неклассного художника.

Архип Куинджи. «Татарская деревня при лунном освещении на Южном берегу Крыма» (фрагмент). 1868г. Местонахождение картины неизвестно. Фотокопия (воспр. по изд.: Неведомский М.П., Репин И.Е. Куинджи. СПб., 1913). Фототека ГТГ.

Следующие пять лет Куинджи прошли под знаком Товарищества передвижников. Он пишет «Осеннюю распутицу» (за которую получает в 1872 году звание классного художника 3-й степени), «Забытую деревню», «Чумацкий тракт в Мариуполе». Крепкие дружеские узы связали Куинджи с его товарищами по Академии — Ильей Репиным, Виктором Васнецовым, Федором Буровым. В 1873 году он познакомился с Иваном Крамским, который снимал соседнюю с ним квартиру. Куинджи стали приглашать на вечера и приемы у Крамских: Иван Николаевич считал своего коллегу очень талантливым, но до того оригинальным, что «пейзажисты не понимают, но публика зато отметила». Произведения Куинджи имели большой успех на выставках товарищества передвижников, членом которого он стал в 1875 году. Пришла известность, коллекционер Павел Третьяков заплатил 1500 рублей за две картины. Куинджи смог позволить себе заграничные поездки. В 1875 году он приехал в Париж, где встретил своего друга Илью Репина.

В дружеской беседе Куинджи поведал, что намерен, наконец-то, жениться на своей давней избраннице, Вере Шаповаловой-Кетчерджи. Здесь же, в Париже, был куплен свадебный фрак, цилиндр — и Архип Куинджи отправился Мариуполь, исполнять данное обещание.

Архип Куинджи. Забытая деревня, 1874г

Молодые обвенчались в церкви Рождества Пресвятой Богородицы, в которой самого Куинджи крестили в детстве. Свадьба, по греческому обычаю, была большой и шумной. Молодые отправились в Санкт-Петербург, а оттуда — в свадебное путешествие на остров Валаам. Дорогой случилось досадное приключение: из-за разыгравшейся непогоды пароход, на котором путешествовали Куинджи, сел на мель, и пассажирам пришлось спасаться на лодках. Все закончилось благополучно, а Архип Иванович впоследствии неоднократно живописал этот случай в беседах с друзьями. Впоследствии супруги посетили Валаам еще раз — и без всяких происшествий.

В Санкт-Петербурге новобрачные поселились на Васильевском острове. В 1876 году Куинджи снял квартиру с мастерской в доме № 16 по Малому проспекту угол 6-й линии. Как вспоминал литературный критик Михаил Неведомский, в этом доме шла «…жизнь художественной богемы: товарищи шумными гурьбами перекочевывали из одной квартиры в другую во всякие часы дня и ночи…».

Архип Куинджи. На острове Валааме, 1873г

Единственное дошедшее до нас изображение Веры Леонтьевны Куинджи — небольшой карандашный набросок 21×13 см, сделанный Архипом Ивановичем в 1875 году, вскоре после их свадьбы. Больше он жену не рисовал — хотя сам неоднократно позировал друзьям для портретов. Было время, когда Куинджи настаивал на том, чтобы его жена получила художественное образование, для чего приобрел ученическую копию Александра Иванова с работы Деннера «Нищий». Доподлинно неизвестно, почему Вера Леонтьевна не стала учиться, однако ж эта работа Иванова осталась в семье вместе с еще одной картиной, не принадлежащей кисти Куинджи — портретом художника кисти Репина.

Архип Куинджи. Портрет жены художника Веры Леонтьевны Куинджи. 1875г

Через год после женитьбы Архип Куинджи написал картину «Украинская ночь». Это был фантастический успех! Публика валила валом, что называется, не веря собственным глазам — настолько фантастически-реалистичным, тонким и роскошным был этот скромный, по сути, пейзаж. С «Украинской ночи» начался романтический период в творчестве Куинджи. Передвижнические палитры и настроения были забыты: художник нашел свой собственный неповторимый стиль, свое видение света и тени, свой путь в искусстве. И рядом с ним была его любимая и неповторимая Вера, его Муза и вдохновительница.

Архип Куинджи. Украинская ночь, 1876г

Демократическая натура Архипа Ивановича нашла отражение в его домашнем быте, который был весьма скромным. Жили супруги вдвоем, без слуг и кухарки. Детей у них не было. Конечно же, на рынок Вера Леонтьевна не ходила — продукты покупали дворник или швейцар, принося корзины под двери квартиры. Ежедневное меню семьи было простым, Вера Леонтьевна сама стояла у плиты и готовила нехитрые блюда, которые вполне устраивали обоих. Она также занималась счетами, вела корреспонденцию, очевидно, отвечала на письма — известно, что Куинджи был не очень грамотным человеком.

Архип Куинджи. После дождя, 1879г

Обстановка жилья семейства Куинджи практически не менялась годами с тех самых пор, когда за 200 рублей они приобрели на аукционе комплект простой и крепкой мебели и которую возили за собой с квартиры на квартиру. Скромность их жилья поражала гостей — ни пышных портьер, ни статуэток, ни сувениров, ни многочисленных картин самого художника на стенах. В душе Архип Иванович навсегда остался настоящим передвижником-демократом. Его любимая Вера во всем его поддерживала, их нехитрый быт ее нисколько не тяготил. Она украшала квартиру цветами, выращивая на окнах восковой плющ и виноград.

Иван Крамской. Портрет художника Архипа Ивановича Куинджи, 1870-е

Куинджи обожал музыку, сам играл на скрипке, а Вера Леонтьевна великолепно играла на рояле, который был единственным дорогим предметом обстановки в их аскетичном доме. Супруги часто играли дуэтом. Архип Иванович очень любил итальянских композиторов, боготворил Бетховена. В гостях он обычно отказывался музицировать сам, делая исключения лишь для семейства Крамского, да и то в отсутствие посторонних. Иногда пара посещала театр, предпочитая оперные постановки.

Архип Куинджи. Березовая роща, 1879г

Дачной жизни в ее традиционном русском понимании Архип Куинджи не любил. Ему постоянно нужны были свежие впечатления, поэтому летом художник предпочитал путешествовать. В 1878 году они с женой отправились за границу, на Всемирную выставку в Париж. Часто бывали на юге, путешествовали по Малороссии, регулярно навещали родственников в Мариуполе, ездили в Крым, который Куинджи любил так сильно, что впоследствии приобрел большой участок земли под Кикенеизом. Художник по-прежнему участвовал в выставках ТПХВ, поддерживал близкие дружеские отношения с Ильей Репиным и Васнецовым, с которыми они, по словам Веры Леонтьевны, были «словно братья родные».

Продолжение следует…

Источник – artchive.

Лента

Рекомендуем посмотреть