«Боевая жизнь и традиции удальства развивали в них отвагу и храбрость»: Магда Нейман – об армянах (часть 2) - RadioVan.fm

Онлайн

«Боевая жизнь и традиции удальства развивали в них отвагу и храбрость»: Магда Нейман – об армянах (часть 2)

2020-10-23 01:10 , Минутка истории, 231

«Боевая жизнь и традиции удальства развивали в них отвагу и храбрость»: Магда Нейман – об армянах (часть 2)

В конце ХIХ века немецкая журналистка Магда Нейман, используя современные на тот момент исследования по армянскому вопросу и руководствуясь теплом своего сердца издала серию важно значимых изданий, статей под общим заголовком «Армяне».

Ее издания получили широкую популярность среди армянских диаспор всего мира, и в 1899 году по просьбе представителей армянской диаспоры в России, в свет вышла первая книга «Армяне: Краткий очерк их истории и современного положения».

Продолжение

Нет сомнения, что персидскому правительству вовсе нежелательно было иметь по соседству таких задорных «кафиров» (неверных), а потому оно всячески стремилось уничтожить их самостоятельность. Но какой отпор давали эти армяне посягателям на их свободу, можно видеть из приводимого ниже примера, являющегося одним из многих. В начале XVIII столетия персов, турок и татар охватила общая злоба против владетелей Карабаха за тяготение последних ко все возраставшей в своем могуществе христианской державе — России. Хорошо зная, какую выгоду может извлечь Россия из боевого населения Карабаха при своем наступлении на магометанских соседей, они решили нанести ему смертельный удар. В виду грозившей им опасности, карабахские князья обратились к Грузинскому царю Вахтангу VI с просьбой послать им своего военачальника Давид-бека Сюнийского, только что отличившегося в Грузии победами над персами и лезгинами. Давид-бек находился на службе у грузинского царя по примеру многих карабахских беков, никогда не отделявших интересов Грузии от интересов своей родины, имея против себя тех же общих врагов христианства. Вахтанг VI охотно отпустил своего любимца, к которому присоединились также некоторые земляки Давид-бека, служившие в Грузии. Поспешив в Карабах, энергичный Давид немедленно взялся за дело: составив отдельные партизанские отряды, он поставил их под начальство людей, наиболее известных в крае храбростью и военной опытностью.

Еще раньше этих событий, во время персидского похода Петра Великого, армянские мелики, вместе с грузинским царем Вахтангом VI, выставили в его распоряжение 40-тысячный корпус, прося царя прийти на Кавказ. Но Петр I, призываемый на север спешными делами, удалился с персидской территории по занятии Дербента, Баку и Гиляни. С восшествием на престол Екатерины II и возобновлением похода против Персии, карабахские мелики, через посредство архиепископа князя Иосифа Аргутинского-Долгорукова, любимца Императрицы, послали Ей верноподданнический адрес (1787) и с тех пор всегда принимали деятельное участие в победах русских войск над персами и в окончательном утверждении русских на Кавказе.

По сие время у карабахского простолюдина, никогда не знавшего крепостничества, ни чужеземного порабощения, достоинство человека оценивается лишь по тому, насколько хорошо он владеет оружием, джигитует на карабахском скакуне и считается с врагом. Карабахские армяне вообще народ рослый, статный и красивый, со спокойным, но несколько суровым выражением лица.

Если в средних и высших русских учебных заведениях армяне отличаются своим успехом, то первое место между ними занимают почти всегда карабахские. На военном поприще карабахцы приобрели уже славу. Мадатов, Бебутов, Лорис-Меликов, Лазарев, Тер-Гукасов и Шелковников были или уроженцами Карабаха, или потомками выходцев оттуда. Большая часть служащих в разных местах России обер- и штаб-офицеров принадлежат к дворянским фамилиям карабахских меликов и беков.

Лишь небольшой процент карабахских армян занимается торговлей. Из них вышли крупные нефтепромышленники в Баку, известные банкиры в Москве (братья Джамгаровы) и других городах России, даже в Константинополе (братья Карагёзяны и Гюмюшгердяны) и в Смирне (отец бывшего египетского премьера Нубара-паши).

Земледелие, в частности же хлебопашество — любимое занятие карабахских армян, не имеющих соперников в лучшей обработке земли во всем Закавказье, хотя армяне Эриванской губернии считаются образцовыми земледельцами. Перешедшие в разное время из Карабаха в Нухинский, Шемахинский, Тифлисский, Борчалинский и Казахский уезды армяне-земледельцы всегда выделялись умением лучше пользоваться землей и больше получать от неё доходов.

Любовь к музыке сильно развита у карабахских армян. «Мне никогда не приходилось, — говорил г. Никогосов, - встречать где бы то ни было армян-коммерсантов, кроме карабахских, которые умели бы играть на каком-нибудь инструменте или вообще любили музыку. Между тем везде, где я ни сталкивался с карабахскими армянами, имевшими большие коммерческие операции, саз, тар и кяманча были неразлучными друзьями многих из них. Между ними находились артисты, доводившие свое искусство до виртуозности. Я положительно удивлялся складу ума этих господ, которые с наступлением вечера изгоняли из своей головы всякую мысль о сложных дневных расчетах и всецело отдавались увлечению своими инструментами. И это вовсе не были весельчаки по натуре и неудачники в коммерции, а самые серьёзные дельцы». То же самое явление — заурядное и среди студентов-армян в разных высших учебных заведениях. Студент карабахец очень часто отлично играет на привезенном им с Кавказа инструменте и ловко танцует на восточный лад. Впрочем, своей музыкальностью карабахские армяне славились издавна: они посылали известных певцов шахскому двору, как и теперь снабжают ими закавказских туземцев.

Наречие карабахских армян изобилует образными выражениями. На нем существует небольшая литература, отличающаяся необыкновенным юмором.

Продолжение следует…

Заглавная иллюстрация: Эдуард Исабекян. Давид-Бек, 1945г

Лента

Рекомендуем посмотреть