Черная страница в истории армян и греков: резня в Смирне – последний эпизод Геноцида - RadioVan.fm

Онлайн

Черная страница в истории армян и греков: резня в Смирне – последний эпизод Геноцида

2020-10-22 01:00 , Минутка истории, 946

Черная страница в истории армян и греков: резня в Смирне – последний эпизод Геноцида

Армяне обосновались в Смирне (армянское название – Змюрния) – одном из торговых и культурных центров Малой Азии – с древнейших времен. Они проживали в армянских кварталах Гетезерк, Карап и Хайноц.

Центральная часть Смирны. Конец 19-го, начало 20-го веков, почтовая открытка

Уже в 18-19 веках город стал крупным армянским культурным центром. Публиковались книги и журналы, которые играли значительную роль в общественно-политической и культурной жизни армян. В городе действовали основанные еще в 1799 году женские гимназии Месропян и Рипсимян, а также ряд частных школ. У армянской общины Смирны было четыре церкви (самая известная – церковь св. Стефана), национальная больница и театр. В экономической жизни Смирны важную роль играли торговцы, которые экспортировали ковры, кожу, шерсть, сухофрукты и имели свои торговые дома в Европе, России, Индии и Египте.

Армянская церковь Смирны св. Степана, 16-й век, почтовая открытка

Благодаря своему мультикультурному развитию Смирна была известна как «Маленький Париж Востока». До 1922 года в Смирне проживало около 30 000 армян.

Порт Смирны, почтовая открытка

В 1922 г. Смирна, которую турки называли «Гяур Измир» (Неверный Измир), за несколько дней была превращена в руины и груду пепла. 13 сентября в Смирне начался пожар, продолжавшийся несколько дней и разрушивший христианскую часть города. В ходе резни и последующих событий погибли около 200 тысяч человек. Оставшиеся христиане были вынуждены покинуть Смирну. Были уничтожены десятки христианских храмов и учреждений…

Как это было

В результате поражения Османской империи в Первой мировой войне 15 мая 1919 года Смирна была оккупирована греческими войсками в соответствии со статьёй 7-й Мудросского перемирия. Согласно Севрскому мирному договору 1920 года она должна была отойти к Греции. Однако турецкие националисты во главе с Мустафой Кемалем не признали договор.

После победы при Думлупынаре (решающее сражение второй греко-турецкой войны) в конце августа 1922 года, турецкая армия прорвала греческие позиции. 6 сентября в Смирну вошла отступавшая греческая армия. Через день она закончила эвакуацию, потребовавшую всех наличных кораблей. Между тем в Смирне, кроме местного греческого и армянского населения, скопилось большое количество греческих беженцев из захваченных турками районов Ионии.

9 сентября в Смирну вступила турецкая армия во главе с Мустафой Кемалем. Кемаль торжественно объявил, что «каждый турецкий солдат, причинивший вред гражданскому населению, будет расстрелян». Однако, американский консул Джордж Хортон в своем донесении от 9 сентября, свидетельствует:

«Когда в город вступили турки, прошло относительно спокойно: ещё утром в городе поддерживала порядок греческая жандармерия, которая передала свои функции вступившим турецким войскам. Однако вечером начались грабежи и убийства, в которых активное участие принимали местные мусульмане и партизаны. Затем турки оцепили армянский квартал и приступили к систематическому истреблению армян».

Христиане, ставшие жертвами турецких варварств, сентябрь 1922 года

13 сентября турецкие солдаты облили бензином и подожгли множество зданий в армянском квартале, выждав время, когда дул сильный ветер со стороны мусульманского квартала. Затем они стали обливать бензином и другие места в христианско-европейской части (в частности перед американским консульством).

Пожар в Смирне 14 сентября 1922 года

Резня и пожар шли по всему городу и сопровождались зверскими истязаниями населения. Спасаясь от пожара, большинство христианских жителей столпилось на набережной. Турецкие солдаты оцепили набережную, оставив беженцев без пищи и воды. Многие умирали от голода и жажды, иные кончали с собой, кинувшись в море. Чтобы заглушить крики погибающих христиан, постоянно играл турецкий военный оркестр. Все это происходило на виду военного флота союзников, который стоял в гавани, не вмешиваясь.

Жертвы погромов Смирны, сентябрь 1922 года

Среди убитых турками был епископ Константинопольской православной церкви митрополит Хризостом Смирнский. Святой отец, отказавшийся покинуть город, был выдан на растерзание турецкой толпе командующим Нуреддин-пашой. Его избивали, тыкали ножами, вырвали ему бороду, выкололи глаза, отрезали уши и нос, пока он не умер. Из двух сопровождавших Хризостома старост один был повешен, другого же турки привязали за ноги к автомобилю и таскали по центру Смирны.

Священномученик Хризостом, митрополит Смирнский

Турецкие власти не преминули возложить всю ответственность за возникновение пожара на греков и армян. Так, 17 сентября Мустафа Кемаль направил телеграмму министру иностранных дел с инструкцией, каким образом следует «комментировать» события – якобы «город был подожжён греками и армянами, которых к тому побуждал митрополит Хризостом, утверждавший, что сожжение города — религиозный долг христиан. Турки же делали все для его спасения».

Тот же Кемаль говорил французскому адмиралу Дюменилю: «Мы знаем, что существовал заговор. Мы даже обнаружили у женщин-армянок всё необходимое для поджога… Перед нашим прибытием в город в храмах призывали к священному долгу — поджечь город».

Французская журналистка Берта Жорж-Голи, освещавшая войну в турецком лагере и прибывшая в Смирну уже после событий, писала: «Кажется достоверным, что, когда турецкие солдаты убедились в собственной беспомощности и видели, как пламя поглощает один дом за другим, их охватила безумная ярость и они разгромили армянский квартал, откуда, по их словам, появились первые поджигатели».

Эта версия до сих пор является в Турции официальной. Однако известный турецкий историк Фалих Рыфкы Атай (который некогда был личным секретарём Талаат-паши и сопровождал Джемаль-пашу в Синайско-Палестинской кампании) в своем труде под названием «Чанкая: от рождения Ататюрка и до его смерти», изданном в 1969 году, называет виновником пожара турецкого командующего Нуреддина-пашу, решительно отвергая официальную турецкую версию.

Сам Мустафа Кемаль, наблюдая за пожаром, заявил:

«Перед нами знак того, что Турция очистилась от предателей и иноземцев. Отныне Турция принадлежит туркам».

Бегство

Большая часть греческих и армянских жителей Смирны скопилась на побережье. Турецкие солдаты окружили порт, лишив беженцев пищи и воды. Многие умирали от голода и жажды, другие кончали жизнь самоубийством, бросаясь в море.

13—14 сентября 1922 г. Охваченные огнём здания и люди, пытающиеся спастись

Писатель Эрнест Хемингуэй, бывший в 1922 году корреспондентом американской газеты в Европе, описал свои впечатления от резни в рассказе «В порту Смирны»:

«...Невозможно было уговорить женщин отдать своих мертвых детей. Иногда они держали их на руках по шесть дней. Ни за что не отдавали. Мы ничего не могли поделать. Приходилось, в конце концов, отнимать их

Трудно забыть набережную Смирны. Что только не плавало в ее водах. Впервые в жизни я дошел до того, что это снилось мне по ночам. Рожавшие женщины – это было не так страшно, как женщины с мертвыми детьми».

Однако под давлением западных держав, турки позже позволили эвакуацию, кроме мужчин от 17 до 45 лет, которых объявляли «интернированными и подлежащими депортации во внутренние области на принудительные работы». Срок на эвакуацию давался до 30 сентября. После этого дня все оставшиеся также подлежали депортации на принудительные работы.

Арестованные и приговорённые к ссылке армянские и греческие мужчины, Смирна, сентябрь 1922 года

Несмотря на то, что в гавани было много судов разных союзных держав, большинство судов, сославшись на нейтралитет, не стали забирать греков и армян, вынужденных спасаться от огня и турецких войск. В организации эвакуации большую роль сыграл американский миссионер Аса Дженнингс – благодаря его стараниям 23 сентября 1922 в порт под охраной американских судов прибыла наскоро собранная греческая флотилия. Японские корабли выбрасывали весь свой груз, чтобы принять на борт как можно больше беженцев. Непосредственно после резни было зарегистрировано около 400 000 беженцев из Смирны, получавших помощь Красного Креста.

Беженцы Смирны, сентябрь 1922 года
Фотография сделана американским матросом

Печальный эпилог

Огонь уничтожил весь город кроме мусульманского и еврейского кварталов. В огне погибли сотни домов, 24 церкви, 28 школ, здания банков, консульств, больницы. Количество жертв в разных источниках варьируется от 60 тысяч до 260 тысяч. По одним подсчетам, средняя цифра составляет 183 тысячи греков и 12 тысяч армян, ещё 160 000 мужчин было депортировано во внутренние области Анатолии. Большинство из них погибло по дороге.

Уинстон Черчилль писал в связи с судьбой Смирны:

«Кемаль отпраздновал свой триумф превращением Смирны в пепел и истреблением всего местного христианского населения»

В Греции эти события вызвали политический кризис: в армии произошло восстание, и король Константин был вынужден отречься от престола. По приговору трибунала пять министров были объявлены главными виновниками поражения и расстреляны. В октябре в ходе переговоров в Муданье было достигнуто перемирие между кемалистами и союзниками. После войны в соответствии с Лозаннским мирным договором был произведён греко-турецкий обмен населением, и почти все греки покинули Смирну.

Уничтожение коренного христианского населения города и обмен населением стали заключительной фазой процесса ликвидации христиан в Малой Азии, осуществлявшегося в Османской империи в течение последних десятилетий её существования.

Таким образом, трагедия Смирны стала последним эпизодом Геноцида армян и началом осуществления государственной кемалистской политики «Турция – туркам». Сегодня Смирна известна под турецким названием Измир, а подавляющее большинство населения города составляют турки.

В публикации использованы фотографии с сайта Музея-института Геноцида армян

Лента

Рекомендуем посмотреть