Одолима ли земля, на которой живут такие отцы и дети?! Малоизвестные герои известной войны (часть 2) - RadioVan.fm

Онлайн

Одолима ли земля, на которой живут такие отцы и дети?! Малоизвестные герои известной войны (часть 2)

2020-10-04 23:41 , Минутка истории, 496

Одолима ли земля, на которой живут такие отцы и дети?! Малоизвестные герои известной войны (часть 2)

На этой странице собраны публикации небольших очерков-рассказов об известных и малоизвестных героях первой арцахской войны, написанных во время боевых действий и после них писателем-публицистом Ашотом Бегларяном, прошедшего вместе с героями своих очерков по тернистому пути к Независимости родного края.

Родительская клятва — сын

Ночь была лунная – местность просматривалась. Действовать приходилось лёжа, передвигаться по-пластунски. Картофельные клубни были на редкость крупные: урожай выдался на славу. Но жители села боялись подходить к полю: на другом конце находился вражеский пост. Угрозе смерти они предпочитали голод.

Однако с этим не хотела мириться горсточка молодых парней: всего несколько дней они в шаумянском Карачинаре, а сельчане полюбили их как родных – не только с оружием в руках защищают село, но и, рискуя жизнью, добывают населению пропитание…

Пальцы уже онемели, но Эдмон продолжал выковыривать картофелины из земли. Прокапывая почерневшими пальцами грубую почву, он вспомнил школу, десятый класс.

Дело было на винограднике – каждую осень школьники помогали колхозникам собирать урожай. В тот день так же ныло тело, так же не чувствовал он пальцев: Эдмон один собрал и сдал больше тонны винограда, больше всех.

Пущенная с той стороны поля ракета, вспыхнув, ярко осветила местность – противник напоминал о своём присутствии. Припав к земле, бойцы замерли. Перед глазами, как наяву, предстала свадьба – праздничный фейерверк, весёлые и шумные гости, Наринэ в ослепительно белом платье, любующаяся белоснежными лебедями на капоте свадебной машины…

Влюблённые своими руками делали их – символов красоты, любви, верности, чистоты и нежности. Лебеди обещали молодым вечное счастье. Увы, как только кортеж тронулся, один из лебедей упал…

В Эдмоне сочетались ум интеллигента и безумство героя, сила и нежность, гордость и необычайная простота и скромность. Среднюю школу юноша окончил с золотой медалью, в университете также учился на отлично, серьёзно занимался спортом, музыкой, рисованием, военным делом… И везде был среди лучших. Природа щедро одарила его всем, но поскупилась в главном…

Враг наступал на Шаумянский район. «Это северные ворота Арцаха, именно там решается судьба всего края», – говорил он родным, собираясь на передовую. Те вначале попытались отговорить.

Только жена Наринэ молчала: зная хорошо его характер, она понимала, что раз Эдмон почти сразу же после свадьбы покидает её, значит, это необходимо и остановить его будет невозможно.

Как многие женщины Арцаха, она была не только женой, но и боевой подругой: когда всенародное национально-освободительное движение только начиналось, Наринэ прятала у себя дома оружие друзей мужа и, деля с ними все невзгоды подпольной работы, помогала печатать и распространять листовки, организовывать встречи…

Закрывая перед врагом северные ворота Арцаха, Эдмон Барсегян погиб, став для шаумянцев символом человечности и мужества, самоотверженности и героизма. За свою короткую жизнь он многое сделал для родины и народа, но для себя лично многого не успел.

Не успел увидеть маленького Эдмончика, родившегося спустя два месяца после смерти отца, не успел вернуть к жизни белоснежного лебедя, недопел песню любви жене…

Родительская клятва — отец

А жизнь продолжалась, продолжалась борьба арцахцев за свободу. Шестидесятилетний Александр Барсегян поклялся на могиле сына отомстить – за Эдмона и за все раны, нанесённые родине врагом. Как настоящий фидаин поклялся он не возвращаться домой до тех пор, пока не будет изгнан с родной земли последний вражеский солдат.

В течение нескольких месяцев Александр пытается записаться в один из отрядов самообороны. Однако оружия ему не выдают – возраст неподходящий. Он не отчаивается. Безоружный, под градом разрывающихся снарядов рвётся в самые горячие точки – помогать выносить с поля боя раненых, поднимать своим присутствием ребятам дух. Видя, что старика не удержать, наконец, ему выдают автомат. Отец добился своего – сменил сына.

«Я знаю, ты окажешься сильным, крепись, не падай духом, справедливость в конце концов восторжествует…» – это слова из записки Эдмона отцу в следственный изолятор зимой восемьдесят восьмого.

Тогда гордость Степанакертского комбината строительных материалов, многократный победитель социалистических соревнований, кавалер ордена «Знак почёта» каменотёс Александр Барсегян – активист Арцахского движения – был подло оклеветан, и прокуратура СССР не замедлила возбудить уголовное дело.

Справедливость, в конечном счёте, восторжествовала, но душевная рана осталась надолго.
Александр оказался сильным отцом – слово своё он сдержал: продолжил дело, начатое сыном. Воевал наравне с молодыми.

Во время одной из операций в сентябре 92-го года с небольшой группой взял в плен шестьдесят два вражеских солдата. Но, ни человеческая подлость, ни суровые реалии войны, ни потеря сына не очерствили его сердце.

Увидев брошенного в хаосе разрухи и смерти плачущего азербайджанского ребёнка, Александр поднял его и, приласкав, передал находившейся неподалеку женщине (мирному населению был оставлен гуманитарный коридор), наказав беречь как собственного.

Верный клятве, Александр Барсегян сражался до последнего, до конца… Тело его привезли домой боевые товарищи…

За один год учительница Епраксия Карапетян потеряла сына и мужа. Но не сломилась женщина: словно олицетворение Родины-матери, она ни на минуту не покидала родной Аскеран во время ужасных артобстрелов.

И умудрялась даже в стенах полуразвалившейся старинной крепости Майраберд с автоматом и гранатой в руках (она умела обращаться с ними) вести занятия с детьми, тоже не пожелавшими покинуть родную землю.

Одолима ли земля, на которой живут такие отцы и дети?!

1993 год, октябрь

«Мы искали достойной смерти»

Мартунинский оборонительный рубеж войск Арцаха. N-ский, как принято обозначать, батальон. После того, как в прошлом году в бою погиб отважный командир Меружан Мосиян, отвественный пост доверили его 22-летнему родному брату Артуру, выпускнику педагогического института г. Степанакерта, скромному, успевшему завоевать среди подчинённых авторитет, молодому человеку.

Костяк батальона составляют ребята, которые ещё в 89-ом уходили в близлежащие леса и горы – в партизанские отряды. С тех пор они успели понюхать пороха, действовали храбро и, несмотря на неизбежные в бою потери, без приказа не уступили ни одной позиции.

Недавно бойцам батальона удалось уничтожить крупную диверсионную группировку противника численностью более ста человек. Последние стремились перерезать трассу, соединяющую Мартунинский и Гадрутский районы, выйти под Агдам, сгруппировать там силы и ударить по Степанакерту.

Ацахский пост был немногочисленный – дюжина бойцов (три смены по четыре человека). Диверсанты рассчитывали взять важный пост, затем продвинуться и занять несколько стратегических высот, установить полный контроль над местностью.

Бой начался на рассвете, окутанном туманом. Воспользовавшись плохой видимостью, а также тем, что соседние посты располагались далеко, противник пытался обойти пост с тыла и перекрыть все подступы к нему.

Часть диверсантов засела в засаду, будучи уверенной, что сразу же после первого натиска постовики побегут – тогда встречным огнём можно будет легко перебить их. Но молниеносной атаки не получилось.

Шквал гранатомётного огня, сразу же лишивший ребят связи и боеприпасов, сопровождаемый неестественными, дикими криками наступавших, ожидаемого эффекта не принёс. Постовики не дрогнули, не побежали, более того, дали достойный отпор. Даже тяжелораненые не выпускали из рук оружия.

– У нас оставалась горсточка патронов и два бронебойных снаряда, – рассказывает один из них Владимир Мирзоян (его 17-летний сын Арсен погиб в декабре прошлого года).

– Мы уже думали о том, как достойно умереть. Диверсанты были хорошо подготовлены и прекрасно вооружены. Гранаты они бросали с меткостью баскетболистов, к тому же наш пост находился под уклоном, и гранаты скатывались прямо в окопы. Секунды, в течение которых брошенная граната разрывалась, само ожидание разрыва казались нам целой вечностью. Но мы сумели выстоять до тех пор, пока подоспела помощь.

Сколько они держались, Владимир Мирзоян не может сказать – время словно остановилось. Оказалось – более часа.

Геройски погибли командир Артур Саркисян, Эдик Григорян, Левон Акопян, Карен Каграманян. Другие – раненые и те, кого вражеская пуля миновала, проявили не меньше героизма.

Они боролись до конца, не покидая окопа, где лежали тела погибших товарищей. В том же окопе нашли свою смерть двадцать диверсантов.

А подоспевшие арцахские подразделения добили группировку.

На поле боя осталось 96 трупов (70 из коих оказались уроженцами Мингечаура) – молодежь от 20 до 30 лет, прошедшая специальную подготовку в Мингечауре и Кировабаде под руководством турецких инструкторов – об этом рассказали пленные.

В который уже раз специальная подготовка и современное вооружение, столкнувшись с несгибаемой волей и духом простого воина Арцаха, терпят крах!

1994 год, апрель

Источник – armenianarthall.

Лента

Рекомендуем посмотреть