Удивительный мир, пропитанный тайнами, полными тревожной тишины: Джорждо де Кирико – основатель метафизической живописи и предвестник сюрреализма - RadioVan.fm

Онлайн

Удивительный мир, пропитанный тайнами, полными тревожной тишины: Джорждо де Кирико – основатель метафизической живописи и предвестник сюрреализма

2020-07-10 21:48 , Минутка истории, 397

Удивительный мир, пропитанный тайнами, полными тревожной тишины: Джорждо де Кирико – основатель метафизической живописи и предвестник сюрреализма

О таланте и творчестве Джорждо де Кирико можно говорить бесконечно долго, впрочем, как и любоваться им. Ведь ему удалось создать удивительный мир, пропитанный не только сочными красками, но и тайнами, полными тревожной тишины. В его картинах оживают безлюдные улицы больших городов, разморенные полуденными лучами жаркого солнца, античные арки и колоны, что в гордом одиночестве тянутся к небу, возвышаясь над землёй, статуи, больше похожие на манекены, задумчиво взирающих на меланхоличную картину вокруг...

«Не стоит забывать о том, что любая картина – отражение внутреннего мира, а внутренний мир – своего рода странность, в то время как странность означает что-то неизведанное...» - так говорил Джорджо о своих работах. А ведь совсем неудивительно. Созданные им картины напоминают метаморфические сны: зной, тишина, странное ощущение извечной тревоги, тяжёлая, душная почти вязкая атмосфера и молчаливый безлюдный город, по улицам которого бежит хрупкая девчушка с обручем прямо навстречу зловещей тени, лукаво выглядывающей из-за угла. Светлое здание с арками, уходящими вдаль, угловатые статуи с головами марионеток, маски, вселяющие некий страх, одинокая красная башня, глядя на которую воображение рисует малоприятные картинки и, будоража сознание, нагоняет стаи мурашек от переизбытка чувств и эмоций...

Джорджо де Кирико. Беспокойные музы, 1918г

Живопись де Кирико своеобразна и выразительна. Вкладывая в бездушные предметы тайное значение, стремясь раскрыть их истинный замысел, совмещая несовместимое и играя с подсознанием, он стал предвестником одного из масштабных направлений в искусстве ХХ века - сюрреализма. Особое влияние античности и Возрождения отличало работы художника и стало его индивидуальной особенностью.

Джорджо де Кирико — знаковый и необычный художник Италии, чье творчество гармонично и одновременно шокирующе совмещает в себе впитанную с детства архитектуру Греции, искусство Возрождения и метафизическую, ирреальную живопись. Критики того времени писали: «Два явления доминируют в искусстве ХХ века: Пикассо и Кирико». Его творчество в течении всей жизни трансформировалось, принимая те или иные формы от классических образов Тициана до переосмысления собственных ранних работ.

Джорджо де Кирико. Автопортрет, 1935г

Джорджо де Кирико родился в греческом городе Волос. Его мать была родом из Генуи, а отец - сицилиец, который в Греции руководил постройкой железной дороги. Тяга к живописи, возникшая довольно рано, привела будущего художника в Высшую художественную школу в Афинах, где он закончил несколько классов. Его учителями были выдающиеся того времени греческие художники: Георгиос Яковидис и Георгиос Ройлос.

После смерти отца семья была вынуждена вернуться в Италию, а де Кирико в 1906 году отправляется на учебу в Академию художеств в Мюнхене. Здесь он испытывает сильное влияние своего учителя — немецкого символиста Макса Клингера. Именно здесь, под воздействием новой для художника философии Ницше, Артура Шопенгауэра, Отто Вейнингера и музыки Вагнера зарождается его особое творческое мировоззрение, которое стало основой его будущей метафизической живописи. Хорошее образование и знание языков позволяли ему переводить Ницше на итальянский, а значит еще больше углубиться в таинственный смысл его работ.

Джорджо де Кирико. Воины и философы, 1928г

«В своём творчестве я старался отразить то невероятное чувство, нахлынувшее на меня при чтении Ницше. Итальянские городишки в солнечный день, меланхоличный полдень, игры света и тени, одинокие фигуры людей... Именно таким должно быть искусство, в котором мысли обязаны оторваться от логики и смысла. Ведь только так человек способен рассмотреть предметы под новым углом, отыскав в них ранее невидимые черты...» - говорил Джорджо.

Три года спустя де Кирико возвращается в Италию и останавливается во Флоренции. Здесь он пишет фантастические городские пейзажи, бесконечные колоннады, одинокие фигуры вождей, опустошенные улицы, освещенные ярким, практически электрическим светом. Контраст и неестественность погружают зрителя в тяжелое видение или как будто затянувшийся сон. «Загадка Оракула» - одно из первых его метафизических произведений, где собрана суть его творческих исканий: воспоминания детства, впечатления от греческой культуры, литературы и современные ему философские настроения. На своем автопортрете 1911 года он сделал надпись: «Что еще мне любить, как не загадку?» - кредо всего творческого пути де Кирико.

Приехав к своему брату Андреа в Париж, де Кирико знакомится с Пьером Лепрадом — членом жюри на Осеннем салоне. Это позволило ему выставить «Загадку оракула», «Загадку одного дня» и «Автопортрет». Слово «загадка» в открытую теперь фигурирует в самих названиях произведений. Де Кирико писал, что он старается выразить в живописи ощущение таинственности, то самое чувство, которое он испытывал при прочтении работ Ницше.

Джорджо де Кирико. Загадка одного дня, 1914г

Выставляемые работы привлекли к себе внимание самого Пикассо, а поэт Гийом Аполлинер познакомил его со знаменитым арт-дилером Жан-Поль Гийомом. С ним де Кирико впервые заключил контракт. На собственной выставке, организованной Аполлинером в 1913 году, де Кирико продал свою первую работу «Красная башня». Модернистский мир Парижа с восторгом принял нового художника, его работы попали в коллекцию Поля Элюара и Андре Бретона.

Джорджо де Кирико. Красная башня, 1913г

Париж полностью захватил молодого новатора, но не совратил, а дал ему новую пищу для вдохновения. Хвалебные отзывы критиков, интерес коллег и всей творческой интеллигенции не привлекали живописца. В своих письмах он с сарказмом отзывался о субботних сборах у Аполлинера — ярого сторонника современной живописи. Однако именно этот поэт впервые назовет его картины «метафизической живописью», и благодаря его статьям к художнику придет настоящая слава.

Де Кирико создал знаменитый, многим казавшийся пророческим портрет Аполлинера (около 1914 г.). На холсте изображена античная статуя в солнцезащитных очках, а сам поэт — это только тень профиля на стене в виде мишени. Обведенным оказалась именно та часть головы, в которую попадет снаряд во время войны несколько лет спустя.

Джорджо де Кирико. Портрет Гийома Аполлинера, 1914г

Игра с масштабом, совмещение несопоставимых предметов на одном холсте, искажение формы и ломанная перспектива — «фирменные» отличия де Кирико, которые зародились в парижский период его жизни.

Война вернула Джорджо де Кирико в Италию, в Феррару, где он сразу же завербовался в армию. Но по состоянию здоровья он оказался непригодным к войне и был вынужден лечиться в госпитале. Ферарра произвела особенное впечатление на художника, он нашел ее формы наиболее близкими к метафизике, называя ее «городом снов». Здесь художник познакомился с футуристом Карло Карра, который стал его сообщником в основании эстетики и теории собственного течения и выпуска журнала «Метафизическая живопись». Формулируя свое творчество, де Кирико писал: «Нынешняя европейская эпоха несет в себе бесчисленные следы предшествующих цивилизаций и их духовных отпечатков и неотвратимо рождает искусство, отражающее древние мифы».

Джорджо де Кирико. Сомнение поэта, 1913г

«Радость возвращения» 1916 года — это переходящие из картины в картину тревожно-застывшие архитектурные формы: арки, площади, башни без какого-либо следа «живой» жизни. Странные города де Кирико — это не только плод фантазии и особая философия, но и реальные места: Ферарра, Турин и место рождения художника — город Волос.

Джорджо де Кирико. Радость возвращения, 1916г

Героями картин де Кирико этого периода являются не только архитектура, но и странные фантомы, манекены без лиц. «Разрушение муз», «Гектор и Андромаха» - неживые, вызывающие недоумение и ужас фигуры, с протезами вместо рук и ног, непонятными на первый взгляд бездушными деталями. Эти таинственные образы несут для автора свой особый смысл, потому что весь мир для метафизической живописи - это «бесконечный музей странностей».

Джорджо де Кирико. Гектор и Андромаха, 1912г

В 1918 году Де Кирико переезжает в Рим, где впервые была организована выставка «метафизиков». А тем временем, по всей Европе активно выставляются его работы, и автор набирает все большую популярность. Философия его живописи оказала огромное влияние на великих «столпов» сюрреализма. Дали, Магритт, Дельво — все они вышли из метафизики де Кирико.

Окончание войны позволило художнику вновь побывать в музеях Парижа и Флоренции, а работы Тициана в Вилле Боргезе произвели на него особое впечатление.

Джорджо де Кирико. Песнь любви, 1914г

Статья «Возвращение мастерства» в журнале «Valori Plastici» стала отправной точкой его новой метаморфозы, резкого поворота творческого пути. Де Кирико писал, что классическая живопись — отныне его единственная цель, и она должна быть целью каждого настоящего художника. Он призывал вернуться к живописной манере старых мастеров, ставя в пример Рафаэля. И теперь признанный гений авангарда писал по-латыни: «Pictor classicus sum» («Я классический художник»), копировал Рубенса, Фрагонара, Курбе. Картины этого периода — это мифологические сюжеты, обнаженная натура, изображения всадников, натюрморты и многочисленные автопортреты.

Возвращение в Париж окончательно оторвало его от сюрреалистов. Резкий разворот в сторону классики в открытую порицался, а восхвалявший его ранее А. Бретон писал гневные статьи.

В Риме во время постановки балета «Истории солдата» Де Кирико знакомится со своей первой женой - Раисой Самоиловной Гуревич — главной балериной постановки. Свадьба произойдет в 1924 году, однако вскоре они разойдутся. В 1930 году де Кирико встречает свою будущую вторую жену и музу, тоже русскую эмигрантку Изабеллу Паксвер.

В 1929 году де Кирико создает декорации к Дягилевскому балету «Бал». Успех его был настолько ошеломительный, что публика после спектакля требовала его наравне с артистами.

Джорджо де Кирико. Эскиз обложки сувенирной программы Русских балетов 1929 года

Несмотря на творческие разногласия художника и поэта, 1930-х годах де Кирико выпускает иллюстрации к книге Аполлинера «Каллиграммы».

В 1944 году де Кирико окончательно переезжает в Рим. Он становится членом Королевского общества британских живописцев и избирается во Французскую академию художеств. Критики находили его живопись бунтарской в любом проявлении, потому что писать в стиле Тициана в 1930-х — это был такой же вызов общественности, как и метафизическая живопись в 1910-х.

Джорджо де Кирико. Большая башня, 1921г

Последние двадцать лет своей жизни де Кирико обращается к... самому себе. Он копирует свои ранние работы, добавляя в них новые детали, привнося новый смысл. Такое открытое самоцитирование вызвало настоящие насмешки и ожесточение старых сообщников. Положительно настроенная критика назвала этот период неометафизическим, объясняя его особым пониманием идеи «вечного возвращения» философии Ницше. Это свежее переосмысление старых образов относит его к особой вехе актуального искусства.

Джорджо де Кирико. Метафизический интерьер с головой Меркурия, 1969г

Джорджо де Кирико. Орфей - уставший трубадур, 1970г

Джорджо де Кирико. Поэт и художник, 1975г

Джорджо де Кирико умер в Риме 20 ноября 1978 года. До конца своих дней он оставался чрезвычайно плодовитым и самодостаточным художником. В одном из своих последних интервью, на вопрос, кто является лучшим художником ХХ века, он ответил: «Я».

В публикации использованы материалы artchive.

Лента

Рекомендуем посмотреть