Единственным средством борьбы с чумой является честность! Альбер Камю - RadioVan.fm

Онлайн

Единственным средством борьбы с чумой является честность! Альбер Камю

2020-06-04 18:34 , КнигоМан, 554

Единственным средством борьбы с чумой является честность! Альбер Камю

Другие твердят: "Это чума, у нас чума была". Глядишь, и ордена себе за это потребуют. А что такое, в сущности, чума? Тоже жизнь, и все тут.

Роман Чума (по-французски La Peste) был опубликован в 1947 году. Предполагается, что роман основан на истории эпидемии холеры, которая убила большой процент населения Орана в 1849 году после французской колонизации.

По словам автора, содержание «Чумы» — это борьба европейского сопротивления против нацизма и фашизма. Но этим содержание его не исчерпывается. Как отметил Альбер Камю, он «распространил значение этого образа (чумы) на бытие в целом».

Это не только чума (коричневая чума, как называли фашизм в Европе), а зло вообще, неотделимое от бытия, свойственное ему всегда. Чума — это и абсурд, что осмысливается как форма существования зла, это и трагическая судьба, которая уменьшает переход самого писателя от одинокого бунтарства к определению сообщества, чью борьбу надо разделять, эволюции в направлении к солидарности и соучастия.

Сюжет романа основывается на событиях чумного года в Оране (Алжир). Жители города столкнулись с ужасной эпидемией. Рассказывает об этом доктор Риэ. Он выполняет свой долг врача, помогает больным, рискует собственной жизнью.

В жизни Риэ ориентируется только на разум и логику, не признает хаоса и иррациональности.

Хотя у романа счастливый финал, доктор Риэ думает о том, что радость людей временная, и он говорит, что "…возможно, наступит день, когда на горе людям, чума разбудит крыс и пошлет их умирать на улице счастливого города".

Не зная способа распространения чумы, горожанам оставалось придерживаться привычного образа жизни. Но эта жизнь была без будущего, «ибо когда ждёшь слишком долго, то уже вообще не ждёшь». В течение года чума не давала шансов выжить заражённым, как и не давала надежды здоровым быть уверенным в завтрашнем дне.

В такой смысловой катастрофе от полного отчаяния людей спасала только любовь, ибо «мир без любви — это мёртвый мир». Это была обычная человеческая любовь, не требующая громкого выражения и открывающая истину, когда многое другое в жизни становится несущественным. «Он знал, о чём думает его мать, знал, что в эту самую минуту она любит его. Но он знал также, что не так уж это много — любить другого, и, во всяком случае, любовь никогда не бывает настолько сильной, чтобы найти себе выражение. Так они с матерью всегда будут любить друг друга в молчании. И она тоже умрёт, в свой черед — или умрёт он, и так никогда за всю жизнь они не найдут слов, чтобы выразить взаимную нежность». Так размышлял доктор Риэ, однажды задумавшись об этом чувстве.

Чума отступила через год. О ней стали говорить в прошедшем времени, но, как всё раз про-изо-шедшее, она продолжала быть и в настоящем, и в будущем. Эпидемия, как и любое со-бытие, приоткрывало истину бытия, которое в мышлении человека определялось неразрывно связанными друг с другом категориями добра и зла. И если зло уже выразило себя, оказавшись на первом плане войны смерти с жизнью, то доброе ещё требовало времени для своего утверждения. Оно стало наполнять сердца людей деятельным сочувствием и состраданием. В таком настроении духа их стремления уже не ограничивались требованиями конечной индивидуальности и преодолевали земную жизнь, жизнью вечной, не меркнущей в любви к ближнему, а через него — к человеческому роду.

Пафос и абсурдность этой ситуации заключается в том, что победив зло, люди радуются и ликуют, но со временем, когда в памяти стираются самые ужасные картины, все начинается вновь. «Это чума, у нас чума была». Глядишь и ордена себе за это потребуют. А что такое, в сущности, чума? Тоже жизнь, и всё тут».

Жизнь в Оране сохраняла своё человеческое лицо во многом благодаря добровольчеству. Люди острее чувствовали ответственность друг перед другом и смело исполняли её посильным служением. Добрая воля преобразовывала мир, делала его светлее и могущественней. В этом смысле христианский прогресс создаётся именно добровольцами!

Камю не приемлет подавления личности обществом, когда человек употребляется как средство, чтобы устрашить других.

◆ Самый удобный способ познакомиться с городом – это попытаться узнать, как здесь работают, как здесь любят и как здесь умирают.

◆ Привычка к отчаянию куда хуже, чем само отчаяние.

◆ Когда разражается война люди обычно говорят: "Ну, это не может продлиться долго, слишком это глупо". И действительно, война - это и впрямь слишком глупо, что, впрочем, не мешает ей длиться долго.

◆ Самым страшным пороком является неведение, считающее, что ему все ведомо.

◆ Не может человек по-настоящему разделить чужое горе, которое не видит собственными глазами.

◆ Очень уж утомительна жалость, когда жалость бесполезна...

◆ Единственное, что мне важно - это быть человеком.

◆ Легкое отвращение перед будущим, что зовется тревогой.

◆ Чтобы стать святым, надо жить. Боритесь.

◆ Начало бедствий, равно как и их конец, всегда сопровождается небольшой дозой риторики. В первом случае еще не утрачена привычка, а во втором она уже успела вернуться.

◆ Общественное мнение – это же святая святых: никакой паники, главное – без паники!

Приятного просмотра!

Материал подготовила: Марина Галоян

Лента

Рекомендуем посмотреть