Онлайн

История любви, породившая шедевры: Микеланджело и Виттория Колонна: первая леди эпохи Возрождения (часть первая)

2020-01-13 21:44 , История любви, породившая шедевры, 1112

История любви, породившая шедевры: Микеланджело и Виттория Колонна: первая леди эпохи Возрождения (часть первая)

Наши современники знают Витторию Колонну как музу Микеланджело и единственную даму — адресата его любовных стихотворений. Но стихи и прозу ей посвящали и другие выдающиеся соотечественники, художники писали портреты, а правители городов наперебой старались заполучить «драгоценнейшее украшение» в свои владения. Почему?

О трендах XVI века

Виттория Колонна родилась в 1490/1492 году (точная дата неизвестна) недалеко от Рима и была наследницей древнего, знатного и весьма воинственного рода. Когда ей исполнилось четыре или пять, ее обручили с Фернандо (Ферранте) Франческо д’Авалосом, маркизом ди Пескара, внуком испанского военачальника, переселившегося в Неаполь вслед за королем Альфонсо V.

Портрет Виттории Колонны. Франческо Убертини, известен также как Баккьякка, 1500-1557 гг.

Фернандо (Ферранте) д’Авалос, маркиз Пескара. Неизвестный автор, XVI-XVII вв.

Первым представителем рода Колонна, имя которого появляется в документах, был Пьетро, живший с 1078 по 1108 год в окрестностях городка Колонна, от которого род и берет свое имя.

Констанца д’Авалос и Виттория Колонна. Фреска из монастыря Сан-Антонио на острове Искья

С тех пор она жила и воспитывалась в семье будущего мужа на острове Искья около Неаполя. Вместе они играли и обучались грамоте под чутким руководством старшей (почти на 30 лет!) сестры малолетнего жениха — Констанци д’Авалос, герцогини Франвавилльской. Она любила искусство, а поэзия в то время была в тренде в среде придворной неаполитанской аристократии. Констанца организовала своеобразный «кружок по интересам», собрав вокруг себя литераторов, и сделала все, чтобы заинтересовать поэзией воспитанников. Юная Виттория оказалась в числе самых активных его участников.

Арагонский замок на острове Искья. Гравюра, фрагмент

В конце 1509-го, когда девушке исполнилось семнадцать (или девятнадцать) лет, состоялась свадьба с Фернандо. Брак по расчету оказался союзом по любви. Во всяком случае, позже Виттория вспоминала короткое время, проведенное вместе, как лучшее в жизни. Возможно, все дело в правильной «дозировке».

Джироламо Муцциани. Портрет Виттории Колонны

По словам историка искусства Бориса Виппера, Виттория «не была красива и не была создана для того, чтобы быть любимой блестящим и чувственным маркизом. Тем не менее она любила маркиза и жестоко страдала от неверности мужа, который ее обманывал в собственном ее доме».

Утонченный садист

Из описаний современников известно, что Фернандо был интеллектуалом, обладал исключительной ловкостью, которую проявлял во время рыцарских турниров, и красивой внешностью. «Борода у него была каштанового цвета, нос — орлиный, глаза расширялись и горели в минуты возбуждения, в обыкновенное же время были кротки и ласковы», — писал его биограф епископ Джовио.

Долгое время полагали, что на портрете изображен Чезаре Борджиа, но потом пришли к выводу, что это Фернандо д’Авалос, маркиз Пескара

Устоять перед силой и напором маркиза ди Пескара противникам удавалось нечасто, а дамы сдавались в плен без боя. О романах Фернандо д’Авалоса, его ратных подвигах и, наряду с этим, беспощадности ходили легенды. «Злой и жестокий, ни во что не ставивший человеческие страдания, выдававшийся даже среди своих товарищей не только свирепостью, но подчас и способностью наслаждаться зрелищем бедствий и разорения, которых он был причиной», — так характеризуют его документальные источники. Вероятно, Виттория пребывала в блаженном неведении, потому что все годы разлуки (а их было гораздо больше, чем лет, проведенных вместе), супруги обменивались страстными посланиями, в том числе поэтическими.

Поскольку война сама по себе была смыслом жизни Фернандо д’Авалоса, за время службы в качестве кондотьера — предводителя наемных военных отрядов — он сражался как на стороне итальянцев, так и на стороне испанцев против французско-венецианской армии. Ведь, несмотря на то, что родился в Неаполе, всегда чувствовал себя испанцем и даже с Витторией говорил на родном языке.

Виттория Колонна. Гравюра XIX века с картины Джироламо Муцциани. Около 1550 года

Фернандо д'Авалос, маркиз ди Пескара. Неизвестный автор

На каком — испанском или итальянском — она убедила его отказаться от участия в заговоре против императора, история умалчивает. Главное, что ей это удалось. Заговорщики склоняли маркиза ди Пескара к предательству, предлагая сделать его королем Неаполя.

«Но я отлично знаю, что его супруга, синьора Виттория, женщина безукоризненной нравственности, богато одаренная всеми добродетелями, которые украшают ее пол…, написала с чувством бесконечной печали и тревоги самое горячее письмо мужу…, уверяя его, что… хочет только одного — остаться женой честного и прямодушного человека», — сообщает в своей «Истории Флоренции» их современник писатель Бенедетто Варки. В итоге маркиз отказался от мысли об измене и сообщил обо всем императору.

Портрет короля Франции Франциска I. Жан Клуэ. 1525г

Особенно отличился Пескара в битве при Павии в феврале 1525 года, когда был взят в плен французский король Франциск I. От полученных ран (по другим сведениям — от туберкулеза) в конце того же года Фернандо скончался в Милане, куда просил поскорее прибыть Витторию. Но она не успела, а узнав о том, что супруг умер, погрузилась в депрессию и решила уйти в монастырь. Тогда в дело вмешались друзья, которые не хотели лишиться ее общества. Они добыли у папы Климента VII грамоту, в которой тот пригрозил монахиням полным отлучением от церкви, если они допустят маркизу постричься.

Тициан. Альфонсо д’Авалос, маркиз дель Васто, в доспехах и его паж, 1533г

Однако Виттория все же связала себя неким подобием обета: поскольку своих детей у нее не было, она усыновила молодого родственника Альфонсо дель Васто, с которым всю жизнь поддерживала дружеские отношения.

Первая леди эпохи Возрождения

Виттория не испытывала дефицита в поклонниках ни во время замужества, ни после смерти супруга (к слову, именно это событие пробудило ее поэтический талант). «Я пишу лишь для того, чтобы излить сокровенное страдание, которым живет мое сердце, не желающее никакой другой пищи», — так начинается первый из ее элегических сонетов.

Себастьяно дель Пьомбо. Виттория Колонна, маркиза ди Пескара. 1520−1525 гг.

Ее называют «первой вдовой, которая, взбунтовавшись, закричала о своей боли в сонетах». А главное — она первой из дам итальянского Ренессанса посягнула на мужскую привилегию писать любовные стихотворения. И из предмета брачного торга превратилась в женщину, заявившую о своем праве любить.

Портрет Виттории Колонны, Флоренция, Галерея Уффици, серия Джовио.
Серия Джовио — серия из 484 портретов, собранных в XVI веке историком и биографом Паоло Джовио.

Стиль стихотворений Колонны единодушно признали изящным, содержание — глубоко продуманным, хотя сами сонеты не слишком эмоциональными. Однако уже после первых публикаций поклонники стремились получить с них копии. В числе ее преданных читателей были кардиналы, епископы, поэты, ученые, дипломаты, которые передавали произведения из рук в руки и даже делали темой своей переписки или корреспонденции с «божественной поэтессой».

«Она имела удовольствие видеть еще при жизни три издания воплей, вырывавшихся у нее помимо воли», — съязвил по этому поводу английский писатель XIX века Томас-Адольф Троллоп.

Поэты XVI столетия воспевали ее красоту, писатель Бальдассаре Кастильоне говорил о «ее божественном интеллекте», а художники спешили запечатлеть «самую красивую женщину» на полотнах.

Рафаэль Санти. Фреска «Парнас»

Искусствоведы нашли Витторию среди других итальянских поэтов на знаменитой фреске Рафаэля «Парнас», написанной в Cтанце делла Сеньятура Апостольского дворца в Ватикане.

Есть мнение, что она изображена и на скандально известной фреске «Страшный суд» Микеланджело в образе Девы Марии. По другой версии, Витторию видим в образе одной из женщин в платке слева от Христа, в то время как Иисус писан с его любимого ученика (и, как предполагают, любовника, что не доказано) Томмазо Кавальери.

Страшный суд, общий вид. Микеланджело Буонарроти, 1530-е

Продолжение…

По материалам artchive.

Лента

Рекомендуем посмотреть