Онлайн

История одного шедевра: «Последний день Помпеи» Карла Брюллова – это не картина, это целая поэма

2019-09-08 20:53 , История Одного Шедевра, 1360

История одного шедевра: «Последний день Помпеи» Карла Брюллова – это не картина, это целая поэма

Можно бесспорно утверждать, что самым знаменитым, самым популярным русским художником первой половины ХIХ века был Карл Павлович Брюллов. Восхищенными его творениями, современники называли художника «великим, божественным Карлом». Его картина «Последний день Помпеи» вызывала восторженные отклики, ее официально признали одной из лучших работ столетия.

Карл Брюллов. Автопортрет, 1833г

История трагической катастрофы, постигшей древний город, целиком захватила все помыслы живописца, и он приступает к написанию картины. Много труда предшествовало работе над ней — неоднократные посещения развалин Помпеи, где художник проводил часы, чтобы запечатлеть в памяти каждый камешек мостовой, каждый завиток карниза.

Брюллов перечитывал описания историков, особенно римского писателя Плиния младшего — современника и очевидца гибели Помпеи. В музеях художник изучал костюмы, украшения и предметы быта той далекой эпохи. Но главным в работе была идея, захватившая ум и сердце художника. Это была мысль о гибели всего прекрасного, и, прежде всего человека, под натиском необузданной, жестокой стихии.

«Последний день Помпеи», эскиз

Работая над картиной, художник ясно представлял, как в городе кипела жизнь: народ шумел и рукоплескал в театрах, люди любили, радовались, работали, пели песни, во дворах играли дети...

Карл Брюллов. Набросок к картине «Последний день Помпеи»Так было и в тот августовский вечер, когда жители Помпеи отправились на покой, не ведая, какая ужасная участь постигнет их через несколько часов.

«Последний день Помпеи», эскиз

Среди ночи вдруг раздался страшный грохот — оживший Везувий отверз свои огнедышащие недра.... Кое-как одетые, объятые неописуемым ужасом, помпеяне выбегают из своих домов. А в небе бичи молний полосуют тучи, сверху на город низвергаются камни и пепел из кратера вулкана, земля под ногами колеблется и дрожит...

Несчастные жители бегут из города, надеясь за спасение за городскими воротами. Вот люди уже миновали поместье Борго Аугусто Феличе. Но вдруг раздается еще более оглушительный грохот, молния раскалывает небо, и люди в ужасе глядят на страшные небеса, откуда, кроме гибели, они уже ничего не ждут... Вспышки молний выхватывают из тьмы мраморные статуи. Они наклонились, вот-вот рухнут...

В дикой злобе необузданная стихия обрушилась на Помпею и ее обитателей. И в час грозного испытания каждый проявляет свой характер. Брюллов видит будто наяву:

два сына несут на плечах старика отца;

юноша, спасая старуху мать, упрашивает продолжать путь;

муж стремится уберечь от гибели любимых жену и сына;

мать перед смертью в последний раз обнимает своих дочерей.

Гибель Помпеи в представлении Брюллова — это гибель всего античного мира, символом которого становится самая центральная фигура холста — прекрасная женщина, разбившаяся насмерть, упав с колесницы.

Брюллов потрясен внутренней красотой и самоотверженностью этих людей, не теряющих человеческого достоинства перед лицом неотвратимой катастрофы. В эти страшные минуты они думают не о себе, а порываются помочь свои близким, оградить их от опасности.

Художник видит и самого себя среди жителей Помпеи с ящиком красок и кистей на голове. Он здесь, рядом с ними для того, чтобы помочь, поддержать их дух.

Но даже перед гибелью его не покидает зоркая наблюдательность художника — он отчетливо в блесках молний видит совершенные в своей пластической красоте человеческие фигуры. Они прекрасны не только благодаря необыкновенному освещению, но также и потому, что как бы сами излучают свет душевного благородства и величия.

Прошло почти шесть лет с того памятного дня, когда на улицах безжизненной Помпеи у Брюллова возникла мысль написать картину о гибели этого древнего города. В последний год художник так неистово работал, что его не раз выносили из мастерской в состоянии полного изнеможения.

Наступила осень 1833 года. Карл Брюллов открыл для посетителей двери своей мастерской. В ней находилось огромное полотно «Последний день Помпеи», размер которого достигал тридцати квадратных метров! Работа над таким огромным полотном заняла у него три года (1830-1833). Выставка картины Брюллова стала важнейшим событием в Риме. Толпы зрителей осаждали выставку. Картиной восхищались все — итальянцы, многочисленные иностранцы, постоянно наводняющие Рим, знатная публика и простой народ. Даже художники, обычно столь ревнивые к чужому успеху, называли Брюллова «вторым Рафаэлем». После успеха, выпавшего на долю его произведения в Риме, Брюллов решил выставить его в Милане. Он закрыл двери своей мастерской, и начал было готовить картину в путь.

В те дни в Рим прибыл знаменитый писатель Вальтер Скотт. Он был стар и болен. В Риме он хотел увидеть прежде всего, картину русского художника, о которой писали газеты и которого так хвалили ему английские художники, находившиеся в Риме. Английские живописцы явились к Брюллову и просили его открыть мастерскую для В. Скота. На другой день больного писателя привезли в мастерскую художника и усадили в кресло перед картиной. Более часа просидел Вальтер Скотт перед картиной и никак не мог оторваться от нее. Он повторял с восторгом: «Это не картина, это целая поэма!».

Карл Брюллов. Последний день Помпеи, 1833г

Брюллова узнавали на улице, приветствовали его, а однажды, когда художник посетил театр, публика узнала живописца и устроила ему овацию. А через несколько минут певица читала со сцены стихи, написанные в честь русского гения.

Слухи о славе Брюллова скоро докатилась до Петербурга. Отечественные газеты стали передавать содержание заграничных статей о его картине. Общество поощрения художников собрало статьи о «Последнем дне Помпеи», которая неторопливо шествовала по Европе и, побывав в Париже, наконец, достигла Родины.

Демидов, который стал владельцем картины, преподнес ее Николаю I. Стоял август 1834 года. У подъезда Академии художеств не протолкнуться. Там скопилось множество экипажей. Ликованию соотечественников не было предела. Высокие ценители искусства были поражены блистательным произведением Карла Брюллова.

А. С. Пушкин, вернувшись из Академии художеств, домой, излил свои впечатления в стихах:

Везувий зев открыл — дым хлынул кубом — пламя

Широко развилось, как боевое знамя.

Земля волнуется — с шатнувшихся колонн

Кумиры падают! Народ, гонимый страхом,

Под каменным дождем, под воспаленным прахом

Толпами стар и млад бежит из града вон.

Тут же, рядом со стихами, Пушкин нарисовал по памяти центральные фигуры картины.

Черновик стихотворения А. С. Пушкина «Везувий зев открыл», 1834г

А Н. В. Гоголь вдохновился и написал статью о «Последнем дне Помпеи». Там были такие строки: «Брюллов первый из живописцев, у которого пластика достигла верховного совершенства... У Брюллова является человек для того, чтобы показать всю красоту свою. Нет ни одной фигуры у него, которая не дышала бы красотой, где бы человек ни был прекрасен...»

«Гениальным художником» и «первым живописцем Европы» называл его Белинский.

Триумф! Другого слова не подыщешь, чтобы оценить тот поток восторга, любви и признательности, который обрушился на счастливого художника. Эта была полная мера народного признания за творческий подвиг. Москва произвела на Брюллова огромное впечатление. Он целыми днями бродил по городу. Москвичи приняли его радушно. В 1836 г. в Академии художеств в его честь устроили торжество. Сам Николай I удостоил его аудиенции.

Картина «Последний день Помпеи» в Государственном русском музее

«Последний день Помпеи» стал и остается по сей день самым известным произведением Брюллова, и вполне заслуженно. Здесь ему удалось поддержать традицию клонящегося к упадку и скучнеющего академизма — не изменяя его по существу, но лишь умело и эффектно, подправляя приемами живописи романтизма.

Русский живописец сумел в картине на сюжет из древней римской истории выразить мысли и идеи, волновавшие его соотечественников, его современников, причем лучших из них. Как говорил Гоголь, «поэт даже может быть и тогда национален, когда описывает совершенно сторонний мир, но глядит на него глазами своей национальной стихии, глазами всего народа...».

В публикации использованы материалы worldofart.

Лента

Рекомендуем посмотреть