Онлайн

История одного шедевра: как Арам Хачатурян «раскулачил» партитуру балета «Счастье» и создал «Гаяне»  

2019-08-24 21:07 , История Одного Шедевра, 1090

История одного шедевра: как Арам Хачатурян «раскулачил» партитуру балета «Счастье» и создал «Гаяне»

История этой партитуры восходит к сочиненному еще в 1939 г. балету «Счастье»…

«Приступая к сочинению своей первой балетной партитуры, я ровно ничего не знал о специфике балета как музыкального жанра. Уже в процессе работы я довольно быстро стал схватывать и осознавать его характерные особенности. В известной степени мне помогло, вероятно, то обстоятельство, что, как говорил еще Мясковский, в музыке Хачатуряна живет стихия танца…» . Арам Хачатурян.

В дружеской беседе с композитором виднейший в то время политический деятель Анастас Микоян высказал пожелание создать к предстоящей Декаде армянского искусства балетный спектакль (он стал одним из первых в армянском музыкальном театре и первым из национальных балетов, показанных на предвоенных декадах). Идея эта вполне соответствовала собственным творческим устремлениям композитора. Тема балета родилась тогда же в беседе с Микояном, посоветовавшим Араму Хачатуряну встретиться с известным армянским режиссером Геворком Ованесяном, написавшим недавно балетное либретто «Счастье» о жизни и труде советских пограничников и колхозников.

Сроки были предельно сжатыми. Весну и лето 1939 г. Хачатурян провел в Армении, собирая фольклорный материал – здесь-то и началось глубочайшее изучение мелодий родного края. Это ему посоветовал писатель Максим Горький. При сугубой танцевальности музыки Хачатурян поставил перед собой задачу «симфонизировать» балет. Он хотел, чтобы песни, танцевальные мелодии, созданные народом органически вошли в балет, чтобы они были неотделимы от всей музыки балета. Таким образом, Хачатурян достаточно быстро осознал и сформулировал основные положения своей музыкально-хореографической эстетики.

Работа над партитурой «Счастье» продолжалась всего полгода. За репетиции взялся известный дирижер Константин Сараджев – ученик Артура Никиша.

Было сделано все, чтобы гастроли армянского театра оперы и балета имени Спендиарова – самого молодого в стране (ему было тогда еще 6 лет) – прошли в рамках армянской декады максимально успешно. К.Сараджев собрал великолепный оркестр. 24 октября 1939 г. балет «Счастье» был поставлен в Москве в Большом театре и буквально заворожил зрителей. Многие участники получили правительственные награды, а восторженные рецензии не переставали заполнять полосы газет.

Однако это не мешало композитору трезво осознавать некоторые слабые стороны своего сочинения. Либретто также страдало недостатками. И, тем не менее, «Счастье» оказалось хорошим трамплином для подлинного расцвета хачатуряновского балетного мастерства. Вскоре руководство Ленинградского театра оперы и балета им. Кирова предложило поставить на своей сцене спектакль «Счастье» с новым либретто…

В результате вся партитура «Счастья», по образному выражению самого автора, была им «раскулачена»…

Завершилось все созданием балета «Гаянэ», но было это уже в годы Второй мировой войны. Вот как вспоминает об этом периоде композитор:

«Жил я в Перми на 5-м этаже в гостинице «Центральная». Когда я вспоминаю это время, я снова и снова думаю, как трудно тогда приходилось людям. Фронту требовались оружие, хлеб, махорка… А в искусстве – пище духовной, нуждались все – и фронт, и тыл. И мы – артисты и музыканты это понимали и отдавали все свои силы. Около 700 страниц партитуры «Гаянэ» я написал за полгода в холодной гостиничной комнатушке, где стояли пианино, табуретка, стол и кровать. Мне тем более это дорого, что «Гаянэ» – единственный балет на советскую тему, который не сходил со сцены четверть века…»

«Танец с саблями», по признанию самого автора, родился случайно. После завершения партитуры «Гаянэ» начались репетиции. Хачатуряна вызвал директор театра и сказал, что в последнем акте надо бы добавить танец. Композитор взялся за это неохотно – он считал балет оконченным. Но раздумывать над этой мыслью все-таки начал.

«Танец должен быть быстрым, воинственным. Руки словно в нетерпении взяли аккорд и я начал в разбивку играть его как остинатную, повторяющуюся фигуру. Нужен был резкий сдвиг – я взял вводный тон наверху. Что-то меня «зацепило» – ага, повторим в другой тональности! Начало положено! Теперь нужен контраст… В третьей картине балета у меня есть напевная тема, лирический танец. Я соединил воинственное начало с этой темой – ее играет саксофон – а потом вернулся к началу, но уже в новом качестве. Сел за работу в 3 часа дня, а к 2-м часам ночи все было готово. В 11 часов утра танец прозвучал на репетиции. К вечеру он был поставлен, а на следующий день уже была генеральная…»

Балет «Гаянэ» на либретто К.Державина, был поставлен Н.Анисимовой в декабре 1942 года – когда разворачивалась грандиозная эпопея под Сталинградом. Постановка состоялась в Молотове, куда был эвакуирован Ленинградский театр имени Кирова. Дирижировавший на премьере балетом П.Фельдт превзошел, как писали рецензенты, самого себя. «Фельдт особенно порадовал той вдохновенной горячностью, – отмечал композитор Дмитрий Кабалевский, – которой ему, как талантливому балетному дирижеру, подчас недоставало»…

Смотрите ли вы «Гаянэ» в театре, слушаете ли эту музыку в концерте или записи, впечатление от нее рождается как-то сразу и надолго остается в памяти. Имеющая мало аналогов в истории музыки щедрость Арама Хачатуряна – щедрость мелодическая и оркестровая, ладовая и гармоническая, щедрость, связанная с широчайшей гаммой мыслей и чувств, которые воплощены в партитуре.

Мировой известности музыки «Гаянэ» способствовали три симфонические сюиты, скомпонованные Хачатуряном из партитуры балета.

«В мои воспоминания прочно врезался вечер первого исполнения Первой сюиты из «Гаянэ», – рассказывает певица Н.Шпиллер, – оркестром Всесоюзного радио дирижировал Голованов. Ни до, ни после этого дня – было это 3 октября 1943 года – мне не приходилось слышать такого шквала аплодисментов, такого безоговорочного всеобщего успеха нового произведения, как тогда в Колонном Зале Дома союзов».

Через 6 лет столь же единодушный успех музыки «Гаянэ» на другом конце земли рад был констатировать великий композитор ХХ столетия Дмитрий Шостакович – в Нью-Йорке, на Всеамериканском конгрессе деятелей науки и культуры в защиту мира, где партитура «Гаянэ» прозвучала под управлением выдающегося дирижера Стоковского.

За музыку к балету «Гаяне» Арам Хачатурян был удостоен сталинской премии I степени.

В публикации использованы материалы сайта khachaturian.am

Лента

Рекомендуем посмотреть