Онлайн

Внуки Ивана Айвазовского: как Михаил Латри унаследовал талант, а Александр Латри – фамилию великого деда

2019-08-11 23:22 , Минутка истории, 2860

Внуки Ивана Айвазовского: как Михаил Латри унаследовал талант, а Александр Латри – фамилию великого деда

У Ивана Айвазовского и Юлии Гревс, его первой жены, было четыре дочери. Ни одна из них не избрала живопись своей стезей. Других детей у Айвазовского нет. А ему, конечно же, хотелось кому-то передать свою фамилию, хотелось учить своего, родного живописи, передать ему тайны мастерства. Пришлось рассчитывать на внуков, и расчет себя оправдал.

Иван Айвазовский с внуками и зятьями. Слева направо: Константин Арцеулов с маленьким Костей Арцеуловым на руках, Иван Айвазовский, Михаил Латри. Сзади Александр Латри. Крайний справа — Николай Лампси, внук Айвазовского и сын его третьей дочери Александры.

Старшая дочь Айвазовского, Елена, вышла замуж за Пелопида Латри. У них родилось трое детей: Михаил, Александр и София.

Первым учителем Михаила Латри (31 октября 1875 год, Одесса – 11 февраля 1941 год, Париж) стал дедушка. От него мальчик и перенял любовь к морским пейзажам и тонкий художественный вкус. По настоянию деда Михаил Латри поступил в Академию художеств, в пейзажный класс к Архипу Куинджи.

Михаил Латри

В 1895 году художник сам отвез внука в Петербург. Константин Богаевский вспоминал о приеме Михаила в класс к Куинджи:

«Латри, захватив все, что привез, пошел в академию, в мастерскую Архипа Ивановича, и так волновался, что не в силах был показывать этюды сам.

Куинджи, окруженный учениками, сел на стул перед мольбертом, на который один из учеников начал ставить этюды Латри один за другим; сам же автор от страха и волнения отошёл подальше, стараясь не смотреть на свою работу и не спуская глаз с Куинджи. Архип Иванович рассматривал каждый этюд долго и очень внимательно. Иногда, когда показывающий хотел уже заменить этюд следующим, Архип Иванович делал рукой знак, чтобы не спешил, но все время молчал.

Это молчание было невыносимо тягостным для «испытуемого», и он уже решил, что сейчас Куинджи попросит забрать все и идти домой.

И вдруг Куинджи, посмотрев последний этюд, повернулся к ученикам и сказал: «Вот, господа, как надо относиться к этюдам, с такой любовью и так добросовестно работать».

Храм над морем. Михаил Латри

Проучившись два года, Михаил прервал свои занятия, вернее, разнообразил их поездкой в Западную Европу. В течение двух лет в Мюнхене обучался у Шимона Холлоши. Посетил Грецию, Францию, Италию и Турцию и вернулся в Ялту сложившимся художником. Впрочем, учебу он на этом не прервал, а попросился в Академии в пейзажный класс профессора Александра Киселева.

Свежий ветер. Михаил Латри

Знаменитый дед составил подобающее случаю рекомендательное письмо. Получив академическое образование, Латри увлекся созданием прогрессивного «Нового общества» молодых художников-выходцев из мастерской Куинджи. Предполагалось, что это будет актуальное направление в противовес как устаревшему академизму, так и дягилевскому модернизму. Грандиозным планам не удалось осуществиться, хотя работы Латри имели успех. При поддержке Куинджи общество продержалось три года.

Восход Луны. Михаил Латри

Подобно Ивану Айвазовскому, Михаил Латри проводил зимы в Петербурге, а чуть потеплеет — устремлялся в Крым. В начале 1900-х мать подарила ему небольшой земельный участок вблизи Феодосии, в экономии Баран-Эли, там он и обустроился. В столицу Латри уезжал лишь после того, как установит для крестьянских ребятишек елку. Как тут снова же не вспомнить Ивана Айвазовского, о котором шутили, что он крестил половину феодосийской ребятни? Своих детей у Латри не было, хотя детей он очень любил.

Кипарисы. Михаил Латри

В Баран-Эли Михаил Латри построил две мастерские — для живописи и занятий керамикой. Причем керамика среди его интересов возобладала, он всерьез увлекся этим видом искусства и оказался по сути единственным художником в дореволюционном Крыму, всерьез занимавшимся художественной керамикой. В 1900-е годы Михаил Латри исполнял функции общественного директора Феодосийской картинной галереи. Впрочем, занятия живописью он тоже не оставил.

Выгрузка рыбы. Михаил Латри

В начале 1917 года по собственной инициативе передал свое имение крестьянам, отказал их просьбам остаться с ними за старшего и уехал в город, чтобы целиком посвятить себя искусству. На все занятия, которые хотелось охватить, его не хватало, нередко он не успевал доводить начатое до логического конца. К примеру, после него осталось множество недописанных картин.

В 1920 году Михаил Латри эмигрировал в Грецию, где продолжил заниматься живописью и керамикой, а спустя четыре года обосновался в Париже. Единственная прижизненная персональная выставка за границей состоялась в 1935 году в Реймсе.

На рейде. Михаил Латри

Михаил Латри удачнее всего писал с натуры — и в этом же его принципиальное отличие от Айвазовского, который с натуры не писал. Дарование Михаила Латри было реалистическим, но с очевидной склонностью к поэтизации природы. Художник использовал широкие кисти, плотные мазки, густо замешивал краски. Виртуозная легкость Айвазовского к Латри по наследству не перешла, все картины ему давались тяжелым трудом, хотя он тоже предпочитал заканчивать работу в один сеанс.

Брат Михаила, Александр Латри (19 декабря 1883 год, Одесса — 1958 год) не был художником, но мы не можем обойти его в таком материале. Ведь с его помощью Иван Айвазовский реализовал свою мечту о наследнике фамилии, а не только о наследнике-художнике.

В трехлетнем возрасте маленький Саша поселился у дедушки в Феодосии. Айвазовскому удалось уговорить родителей внука, чтобы ему позволили усыновить мальчика и дать тому свою фамилию. Художник направил прошение государю:

«Не имею сыновей, но Бог наградил меня дочерьми и внуками. Желая сохранить свой род, носящий фамилию Айвазовский, я усыновил своего внука, сына старшей дочери — Александра Латри, ребенка мужского пола доктора Латри, о котором я уже сделал объявление. Осмелюсь просить усыновленному внуку Александру дать мою фамилию, вместе с гербом и достоинствами дворянского рода».

По иронии судьбы разрешение было получено через месяц после смерти Ивана Айвазовского…

Надо сказать, что Михаил Латри – не единственный внук великого мариниста, пошедший по стопам деда. В наших последующих публикациях мы расскажем и о других внуках художника, продолживших его дело.

Лента

Рекомендуем посмотреть