Онлайн

Адмирал Иван Исаков – гордость армянского народа. Корабль прежде всего силён людьми, а потом уже пушками. Минутка Истории

2019-07-09 19:14 , Минутка истории, 791

Адмирал Иван Исаков – гордость армянского народа. Корабль прежде всего силён людьми, а потом уже пушками. Минутка Истории

Возвышает или обесценивает человека он сам... Можно сохранить моральную чистоту, находясь в самой дурной компании, и наоборот – можно свихнуться без всякого воздействия со стороны.

Ованес родился в армянском селении Аджикент 22 августа 1894 года. Его отец, дорожный техник, Степан Егорович Исаакян, русифицировал фамилию на "Исаков". Он рано умер. Воспитанием троих детей больше занимались мать Ида Антоновна Лауэр, родом из Дерпта (Эстония), и ее холостой брат П. А. Лауэр, семья которого жила в Тифлисе. Инженер-технолог мечтал о флоте, а его библиотека морской литературы заложила в пытливом и подвижном мальчике ту любовь к морскому делу, которая сохранилась на всю жизнь.

В надписи на одной книге из своей библиотеки адмирал Исаков с грустью отмечал, что, посетив Армению, он увидел свою малую родину «через вышки пограничников и проволоку пограничных ограждений»

В Тифлисе Иван Исаков закончил реальное училище. Вместе с друзьями он пробовал издавать рукописный журнал - первую пробу будущих научных и литературных трудов. Его любовь к морю и фуражка, вызывали шутки. Мальчика называли "швейцарским адмиралом".

Несмотря на подтрунивания, Исаков твердо решил после училища поступать в Морской кадетский корпус. Летом 1913 года он приехал в Санкт-Петербург.

Но не дворянина, да еще инородца, не приняли в кастовое учебное заведение. Юноша поступил в Петербургский технологический институт. На жизнь зарабатывал ремонтом автомобилей в гаражепри институте.

Стремление стать моряком не пропало. Когда после начала Первой мировой войны в 1914 году организовали Отдельные гардемаринские классы (ОГК), ибо выпускников Морского корпуса не хватало для мобилизованного флота, Исаков подал документы. Летом 1914 года он сдал экзамены в юнкера флота и 15 сентября стал "черным гардемарином" - в ОГК носили не белые, как в корпусе, а черные погоны.

Обучали моряков серьезно преподаватели Морского корпуса. Исаков был одним из способнейших воспитанников, легко усваивал теорию и технику, особенно морские науки. Зимой гардемарины параллельно с занятиями в казармах на Васильевском острове посещали адмиралтейские верфи, корабли в Кронштадте и ледоколы, разбивающие лед в заливе.

Затем они отправились поездом на Дальний Восток. Будущие морские офицеры проходили практику на миноносцах и канонерских лодках Амурской и Сибирской флотилий. В дальнее плавание они уходили на учебном судне "Орел".

Гардемарины побывали в Николаевске-на-Амуре, в Петропавловске-Камчатском, в портах южных морей. Исаков использовал всякую возможность, чтобы учиться делу, не боялся испачкать руки машинным маслом. В 1916 году он младший, затем старший унтер-офицер. Это свидетельствовало, что юноша был в числе лучших. Из первых плаваний он вынес привычку самому тщательно изучать корабль, чтобы не зависеть в принятии решений от подчиненных.

Когда грянула Февральская революция 1917 года, гардемарины сдавали экзамены после возвращения из длительного плавания.

Старший унтер-офицер Иван Исаков сдал все предметы на "12" и вошел в первую десятку лучших выпускников, но из-за революционных событий гардемарина произвели в мичманы лишь в конце марта, послали на новый эсминец "Изяслав" и назначили ревизором. Он проявил себя на "хлебном месте" неподкупным.

Часто приходилось выполнять совсем иные работы. Когда перед выходом на минную постановку обнаружили, что у 40 мин приржавели предохранительные колпаки, мичман сам взялся стронуть их с места зубилом, подвергая жизнь смертельной опасности.

Человек, наносящий удар тому, кто не может ответить, позволяет считать себя подлецом. Это касается, кстати, и моральных ударов, наносимых начальником подчинённым.

Моряк старательно изучал корабль и делал все, что мог, для его ввода в строй, участвовал в бою как командир кормовых орудий. Октябрьская революция застала корабль на ремонте в Гельсингфорсе. После бегства с "Изяслава" части офицеров команда избрала мичмана Исакова старшим офицером. Это была высокая оценка его человеческих и командирских качеств.

Исаков участвовал в "Ледовом походе" Балтийского флота. Тогда удалось вывести из Гельсингфорса сквозь льды более 250 кораблей. "Изяслав" шел с неполной командой, нагруженный ценным имуществом, спасенным для страны. Однако временно, по условиям Брестского мира, флот оставался в бездействии.

После того как Германия капитулировала и на Балтике появилась английская эскадра, блокирующая берега Советской России, был организован Действующий отряд (ДОТ) из наиболее боеспособных кораблей. Остальные стояли на приколе из-за нехватки топлива и экипажей, либо были посланы на реки и озера и составили основу флотилий Гражданской войны. Мичману Исакову довелось воевать и на ДОТе, и на флотилиях.

После "Изяслава" Исаков служил на транспорте "Рига", на канонерской лодке № 1 на озере Ильмень, затем полгода учился на курсах траления и с июля 1919 года пришел на сторожевой корабль "Кобчик".

Сначала он - наблюдающий за работами по артиллерийской части на судах "Кобчик" и "Коршун", в 1919-1920 годах - старший помощник командира и и. о. артспеца сторожевого корабля "Кобчик". На нем моряк прошел тысячи миль в различных операциях, участвовал и в отражении знаменитого налета английских торпедных катеров на Кронштадт в ночь на 18 августа 1919 года. В отсутствие командира мичман руководил обстрелом, как тогда считали, неприятельских гидросамолетов. На память о первом бое, которым руководил моряк, ему подарили обломок торпедного катера.

После разгрома Юденича Исакова направили командиром эсминца "Деятельный" на Каспийское море, где ему в очередной раз пришлось доказывать экипажу свое право командовать. Усиленная работа и мастерство моряка, виртуозно владевшего кораблем, снискали ему уважение. Но окончательно командирские права бывшего мичмана признали после того, как он лично подготовил к срочной минной постановке на канлодке "Карамыш" 200 мин, у которых были спилены ушки. Вновь пришлось рисковать, сдвигая приржавевшие колпаки зубилом, и заграждение на 12-футовом рейде Астрахани было поставлено вовремя. Через день на нем подорвался белогвардейский крейсер "Князь Пожарский".

Исакову, прибывшему на рейд с эсминцем, было поручено набирать командиров для Красного флота из остававшихся в городе офицеров; из отобранных им 8 человек лишь один позднее стал изменником.

Исаков участвовал во взятии Энзели. Прошло много лет, и он написал об Энзелийской операции исследование, руководствуясь личными воспоминаниями.

После окончания боевых действий моряка как специалиста по тралению вернули на Балтику и назначили на тральщик "Якорь", с которого год тому назад бежал командир-мичман. Вновь пришлось доказывать свое умение и лояльность. После завершения многотрудного траления моряк сдал тральщик и был назначен на 3 месяца старпомом эсминца "Победитель", а к концу года вернулся на "Изяслав", теперь уже командиром. Вскоре он прославился виртуозным искусством швартовки. Эсминцы чаще других кораблей ходили в плавание, правда, лишь до Копорья и Лужской губы. Однако уже вставал вопрос о необходимости подготовки моряков к дальним походам.

Зимой 1922 года, пока эсминцы ремонтировали, Исаков принял предложение возглавить подрывную партию, которая у берегов Эстонии освобождала из ледового плена английский пароход "Эшвин". Опыт этого нелегкого труда военмор Исаков изложил в своей первой статье для "Морского сборника". Статью он писал в постели, заболев после работы на льду, - сказалось длительное пребывание на Балтике с климатом, мало пригодным для южанина. Еще кампанию моряк командовал "Изяславом", а затем был направлен на Черное море, в Батуми. Его сопровождала лестная аттестация:

"Из командиров - самый молодой, но вполне на месте. Очень энергичен и способен. Для выполнения ударных задач, как военного характера, так и других работ, незаменим, работой заинтересовывается и выполняет поручения прекрасно".

Исаков руководил Южным отделением службы наблюдения и связи (СНиС) Черного моря в 1921 -1923 годах, был старшим морским начальником Батумской базы на Черном море. За короткий срок работа Южного района СНиС заметно улучшилась. Проверявший работу начальник оперативного отдела штаба Морских сил Черного моря В. П. Боголепов пригласил Исакова на должность заместителя в Севастополь. В 1922- 1923 годах Исаков - помощник начальника Оперативного отдела штаба морских сил Черного моря. Вскоре нового работника характеризовали как отмеченного "не столько старательностью, сколько знанием дела, инициативностью, точностью, культурой и своего рода изяществом работы".

Боголепов, оценив способности заместителя, на летних учениях предложил назначить Исакова начальником штаба эскадры "синих", его определяли начальником походного штаба во время традиционных осенних плаваний в Батум, затем моряк ходил в том же качестве в Стамбул, выступил с блестящим докладом в военно-научном обществе.

Однако военмор стремился на корабли. Когда на верфях Николаева стали достраивать эсминец "Петровский" (бывший "Корфу"), командиром назначили Исакова. Он руководил достройкой, привел корабль в Севастополь, ходил в плавания, и мало кто знал, что командир страдает от приступов лихорадки. В письмах жене он восхищенно писал: "Я - капитан, Олька".

В 1925 году, кроме командования эсминцем "Петровский", Исаков состоял председателем Комиссии по приемке и смотру поднятого ЭПРОНом эсминца "Калиакрия". Лучшие по боевой подготовке эсминцы, "Петровский" и "Незаможник" (как назвали "Калиакрию"), готовились к первому походу советских кораблей в Италию. Но перед выходом Исаков слег в госпиталь. Оттуда его направили в штаб БОЧМ (береговой обороны Черного моря) помощником начальника штаба, через полгода - в штаб Морских сил Черного моря. В 1926-1928 годах сначала он был помощником, затем начальником Оперативного отдела штаба морских сил Черного моря. С этого времени началась полоса его штабной работы.

В 1927-1928 годах Исаков- слушатель Курсов усовершенствования высшего начсостава при Военно-морской академии РККА имени К. Е. Ворошилова; Реввоенсовет морских сил Черного моря наградил его к 10-й годовщине РККА серебряным портсигаром с надписью "Герою гражданской войны" в числе военнослужащих, служивших с 1917-1918 годов.

В 1928-1929 годах Исаков состоял заместителем Начальника штаба Черноморского флота по оперативной части. Когда в начале первой пятилетки Реввоенсовет направил комиссию Немитца из специалистов разного рода для определения возможностей обороны Азовского и Черного морей, его назначили начальником штаба комиссии, которая за 2 месяца на судах и по суше обошла все советские берега двух морей.

По возвращении в Севастополь моряку достался труд обобщить результаты поездки. На заседании Реввоенсовета комиссия вынесла предложение выделить средства на совершенствование баз и береговых укреплений за счет кораблестроения. Исаков, младший по званию, защищал выводы комиссии, несмотря на то что морское командование было против. Он считал, что такое решение вопроса необходимо.

После заседания Б. М. Шапошников пригласил молодого штабиста в Оперативное управление штаба РККА, под командование В. К. Триандафиллова. Исаков стал сотрудником и учеником знаменитого штабного работника. В 1929-1932 годах, работая в Генеральном штабе, он начал постоянно заниматься научной работой; все больше его публикаций появлялось в печати. Моряк участвовал в подготовке плана развития флота на основе первых пятилеток, часто выезжал на моря. В частности, четырехмесячная поездка в составе комиссии Я. Гамарника позволила Исакову в полной мере убедиться в огромных масштабах неосвоенного еще Дальнего Востока. Вернулся он с Тихого океана в марте 1932 года, а через месяц было принято решение о создании Тихоокеанского флота.

После возвращения моряка послали по его просьбе преподавать и заниматься научной работой в Морскую академию; Исаков считал, что необходимо готовить учебники и теоретическую базу для развития флота.

Никакой начальник никогда не сможет решить ни одной задачи, если непосредственные исполнители её не вложат в дело не только свой труд, но и свою душу

В 1932-1933 годах Исаков - старший преподаватель кафедры стратегии и оперативного искусства Военно-морской академии (ВМА). За год работы в академии он подготовил курс лекций "Десантная операция" (в 1934 году опубликован как учебник Наркоматом обороны) и курс лекций "Операции подводных лодок", превращенный совместно с А. П. Александровым и В. А. Белли в первый том капитального труда.

Ученый разрабатывал труд "Операция японцев против Циндао", задуманный еще в командировке на Тихий океан. Он также опубликовал в "Морском сборнике" работу "Беломорско-Балтийская водная магистраль", в которой показывал значение водного пути для маневра силами флота между театрами. Немудрено, что именно Исакову в мае 1933 года поручили быть начальником штаба экспедиции особого назначения ЭОН-1, созданной для переброски боевых кораблей с Балтийского моря на Баренцево для создаваемой заново Северной флотилии. После первой удачной проводки судов в августе 1933 года Исаков возглавил ЭОН-2 и за успешное выполнение задания был награжден орденом Красной Звезды (1934). После возвращения в академию его уже ожидал приказ о назначении начальником штаба Балтийского флота.

На посту начальника штаба Исаков проявил энергию и трудолюбие, совершенствовал работу штаба, лично проводил занятия с командным составом. Однако осенью 1935 года на учениях из-за некомпетентного решения высшего начальника, находившегося на линкоре, под его винтами погибла подводная лодка "Б-3". Исаков принял вину на себя. Он всю жизнь придерживался принципа, что может ошибаться кто угодно, но не оператор штаба, и поставил себе в вину, что не предусмотрел возможность катастрофы. Моряка сняли с должности. На полтора года он вернулся к преподавательской деятельности в академии.

В 1935-1937 годах Исаков - старший преподаватель, старший руководитель кафедры по стратегии и оперативному искусству ВМА. В 1936 году вышла его книга "Операция японцев против Циндао в 1914 г.". Через год на основе этого труда он защитил диссертацию на ученую степень кандидата военно-морских наук. Вскоре появились еще 2 издания этого труда, показавшего на современном примере, как малые силы способны сдерживать значительно большие при хорошо организованной обороне Приморской крепости. Перу Исакова принадлежал очерк о Германском морском генеральном штабе. Вместе с В. А. Алекиным он составил Боевой устав морских сил (БУМС-37), служивший флоту до конца войны, как и подготовленное группой Исакова наставление по ведению морских операций.

1937 год явился периодом многочисленных арестов на флоте. Взамен арестованных влиятельных флотоводцев выдвигали талантливую молодежь. Исакова вновь назначили начальником штаба Балтийского флота и произвели в флагманы 2-го ранга. С августа 1937 по февраль 1938 года он состоял командующим и членом Военного совета КБФ. Флагман поднял флаг на линкоре "Марат" и сразу же объявил, что следует обучать экипажи в шторм и туман, в шхерах и на открытом море, ночью и днем, в обстановке, подобной боевой. На осенних учениях 1937 года моряк, отправив большинство кораблей в порты, 3 дня штормовал в открытом море на "Свири" с учебным судном "Комсомолец" и минным заградителем "Марти" и был доволен поведением команд.

В 1938 году Исакова наградили орденом Ленина в связи с 20-летием РККА и ВМФ за проявленные доблесть и самоотверженность в боях с врагами Советской власти и за выдающиеся успехи и достижения в боевой, политической и технической подготовке кораблей, частей и подразделений ВМФ. В том же году моряку присвоили звание флагмана 1-го ранга, наградили медалью "XX лет РККА". Высшая аттестационная комиссия Всесоюзного комитета по делам высшей школы при СНК утвердила его доцентом. В 1938 году флагман состоял членом Главного военного совета Военно-Морского Флота. В начале года Исакова назначили заместителем наркома ВМФ; он занимался вооружением и кораблестроением. Одновременно он состоял в 1938-1839 годах начальником ВМА и по его просьбе был освобожден от должности, сохранив общее руководство деятельностью академии.

В феврале 1939 года моряка послали в США во главе Правительственной делегации, чтобы изучить опыт американского судостроения. Следующее ответственное поручение - переговоры с правительствами Эстонии и Латвии об аренде военно-морских баз на Балтике. Это были первые шаги к развертыванию КБФ на оперативном просторе моря. Исаков руководил переводом кораблей в новые базы на берегах Прибалтики.

После начала конфликта с Финляндией нарком послал Исакова координировать действия флота с фронтом. Моряк находился на мостике "Марата", когда эскадра выходила в Бьеркезунд для обстрела батарей, и был награжден орденом Красного Знамени за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом доблесть и мужество.

В 1940 году ВАК утвердила Исакова в ученой степени кандидата военно-морских наук. Моряку присвоили воинское звание адмирала. В декабре 1940 года на сборе командующих флотами и флотилиями он сделал доклад с анализом первых месяцев мировой войны, разобрав действия на коммуникациях, особенности морского боя, значение различных видов современного оружия и организационные принципы операций.

В 1941 году, после начала Великой Отечественной войны, адмирала назначили Заместителем Главнокомандующего и членом Военного Совета Северо-Западного направления. Он состоял в этой должности с июля по октябрь. В первые месяцы войны Исаков на автомашинах и катерах передвигался по Прибалтике, нередко рискуя жизнью. Возвращаясь в Ленинград, он руководил созданием той системы обороны, которая в дальнейшем остановила германские войска на подступах к городу, причем артиллерия флота и сами моряки стали ядром этой обороны. Он занимался созданием базы в Осиновце, готовил десанты на Ладожском озере, сыграл активную роль в создании Ладожской, Онежской, Чудской и Ильменской военных флотилий, Дороги жизни, в обороне Шлиссельбурга. Маршал Советского Союза Г. К. Жуков писал позднее: "Моим заместителем по Военно-морским силам был адмирал Иван Степанович Исаков. Я глубоко убежден, что он был одним из выдающихся и талантливых военачальников Военно-Морского Флота Советского Союза. Вместе с командующим Балтфлотом он формировал бригады морской пехоты для усиления Ленинградского фронта. Адмирал И. С. Исаков и командующий артиллерией генерал В. П. Свиридов в течение рекордно короткого срока организовали взаимодействие артиллерии армии и флота, особенно хорошо продумав методы ведения огня с контрбатарейной целью".

Исаков был контужен под Шлиссельбургом и навсегда потерял слух на левое ухо. Только после 24 октября, когда наступление на Ленинград заглохло, адмирала вызвали в Москву исполнять обязанности начальника Главного морского штаба, но ненадолго. Вскоре его направили на юг помогать в организации Керченско-Феодосийской операции. Даже в это трудное время он обобщал опыт и готовил записки Наркому ВМФ о роли авиации в борьбе с кораблями противника, особенностях обороны баз в новых условиях. После нападения японцев на Перл-Харбор адмирала послали на Тихий океан, где пришлось поработать над тем, чтобы подобного не произошло на Дальнем Востоке.

Сохраняя должность заместителя главкома, Исаков состоял с апреля 1942 года также заместителем командующего и членом военного совета Северо-Кавказского стратегического направления, Северо-Кавказского и Закавказского фронтов. В должности заместителя командующего и члена Военного Совета Закавказского фронта ему было поручено координировать действия войск с операциями Черноморского флота, Азовской и Каспийской флотилии. Моряк стал одним из руководителей битвы за Кавказ. Не раз приходилось оказываться под обстрелами. 4 октября 1942 года, когда немецкие войска рвались к Туапсе, адмирал попал под бомбежку на перевале Гойтх и был тяжело ранен в бедро. В гуще боевых действий только через 2 суток удалось доставить Исакова в госпиталь. Из-за начавшейся гангрены потребовалось ампутировать ногу. Давая согласие, он требовал: "Сохраните мне голову!" В 1942-1943 годах адмирал находился на лечении после тяжелого ранения. Организм справился с болезнью. Еще зимой, в постели, Исаков начал работать. В мае 1943 года он на костылях вернулся в Москву, в свой кабинет.

Адмиралу поручили руководить подготовкой сборников материалов по опыту войны на море. Он сам написал ряд статей, а затем и книгу "Военно-Морской флот в Великой Отечественной войне", впервые вышедшую в 1944 году.

31 мая 1944 года Постановлением Совета Народных Комиссаров Союза ССР И. С. Исакову было присвоено звание Адмирала Флота. В июле 1944 года его наградили орденом Ушакова I степени за умелое и мужественное руководство боевыми операциями и за достигнутые в результате этих операций успехи в боях с немецкими захватчиками. В том же году моряк получил орден Красного Знамени за долгосрочную и безупречную службу в Военно-Морском Флоте.

В 1944-1945 годах Адмирал Флота являлся членом Правительственной комиссии по подготовке условий капитуляции Германии. В октябре 1945 года его наградили орденом Ленина за долгосрочную и безупречную службу в Военно-Морском Флоте, медалью "За победу над Германией", вторым орденом Ушакова I степени за образцовое выполнение боевых заданий командования и медалью "За победу над Японией". В журнале "Морской сборник" (1945, №№ 1-9) вышла работа "Приморские крепости (Анализ современного опыта крепостной войны)".

В январе 1946 года Исакова назначили начальником Главного штаба. Он работал 9 месяцев напряженно, по 16-18 часов, пока болезнь не свалила. Из-за перегрузок предыдущих месяцев потребовались операции, но они не давали излечения. В больнице адмирал работал, в частности, разрабатывал тему "Крушение британского морского могущества".

В 1946-1947 годах Исаков вновь занимал посты начальника Главного штаба и заместителя Главнокомандующего ВМФ СССР, в 1947-1950 годах состоял заместителем Главнокомандующего ВМФ по изучению и использованию опыта войны. ВАК присвоила ему звание профессора стратегии и оперативного искусства. Он стал также членом Комитета по Государственным премиям в области науки и изобретательства и членом Географического общества АН СССР.

С мая 1947 по ноябрь 1954 года Исаков был ответственным редактором, в 1955-1967 годах - членом редколлегии "Морского атласа". В 1951 году Адмиралу Флота присудили Государственную премию СССР первой степени за научный труд "Морской атлас, т. 1. Навигационно-географические карты". С 1947 года он состоял председателем Военно-морской экспертной комиссии Министерства высшего образования СССР, с 1948 по 1967 год - редактором-консультантом "Большой советской энциклопедии" по разделу "Военно-морское дело".

В 1950-1958 годах флотоводец был в отставке. Но это совсем не означало период безделья. Кроме вышеуказанных обязанностей, в 1951-1953 годах моряк состоял главным консультантом фильма "Адмирал Ушаков". Как консультант кинокартины, он подготовил сочинение "Морская служба XVIII века", по его чертежам построили макет корабля, и сам Исаков, несмотря на боли, участвовал в съемках.

В 1954-1956 годах И. С. Исаков - заместитель Министра Морского Флота СССР, с 1954 года - председатель Технического совета Министерства, в 1956 году утвержден членом Технического совета. С 1954 по 1957 год он - сотрудник, а с 1958 года - заместитель председателя Океанографической комиссии при Президиуме АН СССР, в 1955-1958 годах - член Ученого совета Института комплексных транспортных проблем АН СССР, .в 1956-1958 годах- научный консультант по Военно-Морскому Флоту при заместителе Министра обороны по науке.

В 1956-1957 годах адмирал совместно с Л. М. Еремеевым подготовил труд "Использование подводных лодок для транспортных целей", опубликованный журналом "Морской сборник". В 1959 году эта работа вышла книгой.

В 1956-1967 годах Исаков состоял членом президиума Советского комитета ветеранов войны и участником Пагуошского движения ученых, в 1960 году участвовал в VI Пагуошской конференции "Разоружение и международная безопасность", выступил с докладом "Некоторые аспекты внезапного нападения". В мае 1958 года его избрали членом-корреспондентом АН СССР по совокупности научных работ в области океанологии и географии, за участие в создании Атласа мира и руководство созданием Морского атласа. 15 сентября 1958 года Мексиканская национальная академия военных исследований вручила ему почетный диплом члена академии и Знак Независимости.

Команды всегда должны находить время для работы над научными проблемами. Целиком отдаваться потоку текущих дел и бумаг командир не имеет права! Он должен преодолевать «текучку», смотреть в будущее и постоянно заниматься обобщением

В 1958 году Исаков вернулся в строй и до 1967 года состоял Генеральным инспектором Группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР. Он был также членом Комитета по Ленинским премиям в области науки и техники Секции геологии и географии, членом научного совета по проблеме "Изучение океанов и морей и использование их ресурсов" Государственного Комитета Совета Министров СССР по науке и технике.

В 1961-1967 годах он состоял также членом редколлегии журнала "Океанология", в 1965-1966 годах - членом Организационного комитета по подготовке и проведению II Международного океанографического конгресса.

С. И. Исаков помогал морякам, оказавшимся в трудном положении. Часть идей и трудов, на которые не хватало времени и сил постоянно попадавшего в госпиталь адмирала, он передавал другим, иные завершал сам, несмотря на болезнь и перегрузку. Он рекомендовал в письме: "Мой совет, если что задумали, делайте сейчас. Падение напряжения и оборотов подкрадывается настолько незаметно, что с легким сердцем откладываешь на завтра. А завтра может и не быть".

За мемуары адмирал браться не решался, не зная, много ли времени отпущено судьбой. Исаков предпочитал форму рассказов, основанных на собственных воспоминаниях и раздумьях. Он адресовал их широкому кругу читателей. Писать Исаков начал с 50-х годов, с 1958 года рассказы начали появляться в журналах. В 1962 года вышла первая книга литератора Исакова "Рассказы о флоте", в 1963 году его приняли членом Союза писателей СССР. В 1966-1967 годах адмирал состоял также членом редколлегии историко-биографического альманаха "Прометей" серии "Жизнь замечательных людей". Он уже подходил к тому, чтобы писать воспоминания, даже подобрал название: "Записки мичмана Исакова, скорректированные Адмиралом флота Советского Союза Исаковым", однако осуществить этот план он не успел.

Исаков был награжден 6 орденами Ленина, 3 орденами Красного Знамени, 2 орденами Ушакова I степени, орденами Отечественной войны I степени и Красной Звезды, медалями и 3 иностранными орденами. В марте 1955 года ему было присвоено звание Адмирала Флота Советского Союза, в мае 1965 года - звание Героя Советского Союза.

Скончался И. С. Исаков 11 октября 1967 года в Москве и похоронен на Новодевичьем кладбище. Его могила с памятником работы скульптора З. Виленского располагается на 1-м участке, в 43-м ряду, на 3 месте. Рядом с ним покоится жена Ольга Васильевна, спутник жизни и верная помощница.

Название "Адмирал Флота Советского Союза Исаков" носил один из БПК ВМФ. Имя его присвоено также подводной горе в Тихом океане, которую открыли советские океанографы.

Материал подготовила: Марина Галоян

Лента

Рекомендуем посмотреть