Онлайн

«Я обвиняю»: как статья Эмиля Золя навсегда изменила журналистику

2019-06-21 23:04 , Минутка истории, 219

«Я обвиняю»: как статья Эмиля Золя  навсегда изменила журналистику

Более века назад во французской газете «Орор» («L'Aurore») было опубликовано знаменитое открытое письмо Эмиля Золя «Я обвиняю» («J’accuse»). Это – самая знаменитая, первая страница в истории журналистики. Всего одно выражение «J’accuse!» («Я обвиняю») имело больше влияния, чем тысячи иных заголовков, и моментально повлекло за собой всемирный резонанс.

Письмо было напечатано на первой странице газеты и вызвало ажиотаж как в самой Франции, так и далеко за ее пределами. Сам Золя был обвинен в клевете и осужден 23 февраля 1898 года. Чтобы избежать тюрьмы, писатель бежал в Англию.Но, важнее всего то, что статья «Я обвиняю» Эмиля Золя впервые показала, какое огромное влияние может иметь журналистика на общество и правящие круги.

Статья «Я обвиняю» в газете «Орор»

Как это было

13 января 1898 года появилась статья длиной в 4000 слов, котороя едко пародировала французское правосудие. Золя обвинял людей, незаконно осудивших невинного капитана французской армии Альфреда Дрейфуса. Он был признан виновным в государственной измене и приговорен к заключению в одиночной камере в колонии строгого режима в Северной Африке.

Эмиль Золя

После того, как в посольстве Германии в корзине для мусора были найдены секретные документы, стало ясно, что во французских рядах есть шпион. Найденные документы содержали информацию о будущих планах французской армии. Нетрудно было предположить, что кто-то из военных, работающий с этими документами, передавал их немцам. И французы решили, что этим занимался именно капитан Альфред Дрейфус. Причин для обвинения Дрейфуса было предостаточно, но наиболее очевидная была связана с антисемитизмом в армии. А тот факт, что Дрейфус производил впечатление очень умного человека, еще более усугубил ситуацию. После обвинения в государственной измене капитан был отправлен на остров Дьявола в 1884 году, который оставался частью французской колонии до 1952 года.

Писатель и публицист Эмиль Золя присутствовал на процессе Дрейфуса и испытал огромное чувство отвращения и страха от того, как именно проходил суд и каким образом обвиняли Дрейфуса. Именно это, в конечном счете, и стало основанием для написания статьи «Я обвиняю». Золя обвинял правительство.

Первая страница 32-х страничной рукописи Золя

«Молчание было бы равносильно соучастию, и бессонными ночами меня преследовал бы призрак невиновного, искупающего ценою невыразимых страданий преступление, которого не совершал», - заявил Золя.

На тот момент Эмиль Золя считался одним из самых популярных и уважаемых писателей во Франции. И правительство Франции не могло простить писателю того, что он выступил в защиту «какого-то еврея» и против чуть ли не целого класса «людей уважаемых и отменно благородных».

После своей резонансной статьи Эмиль Золя также оказался на скамье подсудимых: суд его признал виновным в клевете. Избежать заключения писателю удалось лишь благодаря бегству в Англию, где ему приходилось постоянно менять фамилии и место жительства. А в это время «Я обвиняю» обсуждал весь мир.

Эмиль Золя в зале суда

Данная статья – это фантастический пример того, с какой легкостью журналистика может распространить информацию и раскрыть правду. Как говорит сам Золя:

«Мой долг сказать, я не хочу быть соучастником».

Именно эта фраза стала манифестом свободы прессы и силы журналистики.

В конце концов полицейские решили продолжить расследование и нашли свидетельства того, что обвинения против Дрейфуса действительно были ложными. Полиции удалось выйти на настоящего преступника — Фердинанда Вальсена-Эстерхази. Таким образом, благодаря «Я обвиняю» Эмиля Золя капитан Дрейфус был выпущен на свободу. Тем не менее, из-за времени проведенного в той ужасной колонии, он вернулся сломленным, уже тяжело больным человеком, не в силах нормально изъясняться и двигаться.

Альфред Дрейфус

Адресовав письмо лично президенту страны Феликсу Фору, Эмиль Золя пытался продемонстрировать, что это дело будет иметь влияние не только на репутацию Франции, но и на все ее правительство.

«История напишет, что именно во время Вашего президентства была совершена эта чудовищная социальная несправедливость», — заявлял писатель.

Но в этих словах заключается и то, почему Золя получил так много критики в свой адрес: обвиняя президента в социальных преступлениях, он мало концентрировался на восстановлении справедливости по отношению к ложно осужденному. Золя лишь обвинял, он не высказывал прямо, какой именно справедливости он хочет.

Но даже несмотря на это, в истории Эмиль Золя останется человеком, заслуживающим уважения за свое мужество: он ведь прекрасно понимал, к каким последствиям приведет публикация «Я обвиняю», но все равно пошел на это, так как верил, что осуждать невиновного неправильно и народ должен знать об этом правду.

Писатель не побоялся и открыто назвать имена тех, кого он считает ответственными за это преступление. Золя отмечает, что это было не первое подобное проявление несправедливости:

«В отношении подполковника Пикара суд тоже повел себя гнусно: сначала публично обвинил его во всех грехах, а затем, когда свидетель попытался спасти свою честь, назначил закрытое заседание. Я считаю, что это тоже нарушение, и оно подымет всеобщее возмущение. Вне всяких сомнений, военный суд имеет странное представление о правосудии».

Таким образом, Золя открыто называет именно военный трибунал Франции главным виновником социально несправедливых обвинений. А в окончании своей статьи он приводит конкретный список лиц, которых он обвиняет в ложном обвинении Дрейфуса, указывая на конкретную вину каждого из них:

«…Я обвиняю генерала Мерсье в том, что он явился, по меньшей мере – по слабости рассудка, сподвижником одного из величайших беззаконий столетия.

Я обвиняю генерала Бийо в том, что он, располагая бесспорными доказательствами невиновности Дрейфуса, скрыл их, нанеся ущерб обществу и правосудию.

Я обвиняю генерала де Пелье и майора Равари в том, что они произвели преступное расследование, чудовищно пристрастное, непревзойденное по дерзости судебным заключением последнего…».

Таким образом, благодаря статье «Я обвиняю» Эмиль Золя открыл глаза на целый ряд подобных социальных преступлений. Его имя стало не просто символом Франции, но и «совестью всей Европы». Написав «Я обвиняю», Эмиль Золя положил начало новой эры борьбы интеллектуальной элиты против дискриминации и несправедливости.

«Правды — вот все, чего я страстно жажду ради человечества, столько страдавшего и заслужившего право на счастье. Негодующие строки моего послания — вопль души моей. Пусть же дерзнут вызвать меня в суд присяжных, и пусть разбирательство состоится при широко открытых дверях!».

С полным текстом открытого письма Эмиля Золя «Я обвиняю» в переводе на русский язык можно ознакомиться здесь.

Лента

Рекомендуем посмотреть